Архив
Поиск
Press digest
24 сентября 2021 г.
8 августа 2006 г.

Нейл Макфаркухар | La Repubblica

Насралла сменил установку: не уничтожать еврейское государство, а залить его кровью

Успех или провал прекращения огня в Ливане будет в значительной степени зависеть от мнения одного лица - шейха Хасана Насраллы, генерального секретаря "Хизбаллах": за четыре недели боев с израильской армией безмерно возрос его авторитет и авторитет его партии. Шейх Насралла может продолжать сражаться с израильскими войсками на юге Ливана, заявляя, что его долг - изгнать оккупантов; аналогичным образом он поступал в годы, предшествовавшие уходу израильтян в 2000. Он также может пойти на прекращение огня, возможно, в попытке заполучить новое оружие, снискав благодарность Ливана и значительной части мирового сообщества.

Аналитики ожидают появления половинчатого решения, например, подразумевающего прекращение широкомасштабных ракетных обстрелов, но продолжение атак со стороны боевиков "Хизбаллах" против израильских солдат, и Израиль в данном случае ожидают тяжелые последствия. В любом случае, у арабского мира сегодня появилась новая ключевая фигура.

Сегодня переписыванием правил арабо-израильской войны за обладание территорией занимается шейх Насралла, 46-летний лидер ливанских милиционных формирований. "Это самый могущественный человек на Ближнем Востоке", - проговорил в приватной беседе вице-премьер одной из арабских стран, комментируя одно из четырех телеинтервью Насраллы. В речах шейха Насраллы - черный тюрбан которого свидетельствует о том, что он sayyid, религиозный деятель, который является потомком Пророка Мухаммеда, - находит отражение резкий поворот в стратегии: он уже не грозит уничтожить Израиль, учитывая его преобладающую военную мощь. Он обещает залить его кровью и заставить пойти на уступки.

Со многих точек зрения эта война является кульминацией всего того, что шейх Насралла начал готовить с тех пор, как в 1992 году, в 32 года, он был избран лидером "Хизбаллах", когда израильская ракета превратила в кучку пепла его предшественника. В видеозаписях, транслируемых по телевидению, он предстает спокойным, уверенным, искренним и хорошо информированным лидером, абсолютно преданным своему делу и своим людям. Позиция "Хизбаллах" в отношении прекращения огня, поддержанная ливанским правительством, заключается в том, что ничего не будет, пока израильские солдаты находятся в Ливане. "Это он обладает властью. У правительства нет на руках карт", - говорит Джад аль-Ахауи, консультант по связям с прессой одного из министров ливанского кабинета.

По мнению аналитиков, шейх Настралла проявил гениальность, организовав подготовку сотен народных бойцов - школьных учителей, мясников, таксистов, и использовал религию, чтобы убедить их бороться до самой смерти, гарантировав попадание в рай. В мире, где отцов называют по именам их старших сыновей, шейх Насралла известен как Абу Хади, или отец Хади, с тех пор как в сентябре 1997 года в возрасте 18 лет в перестрелке с израильтянами погиб его старший сын. Его имя сразу же напоминает всем о его надежности и намерении бороться. У Насраллы есть также дочь и еще двое сыновей: старший, 26-летний Джавад, говорят, участвует в боевых действиях на юге Ливана. В мусульманской шиитской иерархии шейх Насралла является скорее простым hojatolismal, что на одну ступень ниже аятоллы, и еще на несколько ступенек ниже mujtahid, "источника для подражания", которого считают духовным лидером. Но, несмотря на это, ливанские шииты почитают его и как религиозного руководителя, и как лидера, который завоевал для них уважение в сложной политической системе страны, в которой издавна главенствовали христианские магнаты и мусульмане-сунниты.

Насралла родился в Бейруте в 1960 году и вырос в квартале Карантина в Восточном Бейруте, в котором в бедности жили христиане-армяне, друзы, палестинцы и шииты. У его отца была фруктовая лавка, но в 1975 году, с началом гражданской войны, его семья была вынуждена бежать в деревню на юге Ливана, откуда отец был родом. Насралла, самый старший из девяти сыновей, рано обратившийся к религии, решил пойти учиться в самую престижную шиитскую семинарию, hawza, в иракском Эн-Неджефе. Он бежал оттуда в 1978 году, незадолго до того, как там появилась тайная полиция Саддама Хусейна, и вернулся в Ливан, чтобы присоединиться к "Амаль" - движению ливанского сопротивления, новому шиитскому милиционному формированию. Он стал командиром в долине Бекаа, когда ему было чуть больше 20 лет. Потом он понял, что исламская революция, которую возглавил аятолла Рухолла Хомейни в 1979 году, была настоящим примером для тех, кто хотел покончить с традиционным второсортным статусом шиитов, и вступил в "Хизбаллах", которая сформировалась в начале 1980-х. В 1989 году он непродолжительное время учился в семинарии в Куме в Иране.

Никогда раньше не было понятно, насколько популярен среди космополитического населения Ливана религиозный деятель такого типа, вопрос не прояснился и теперь, когда всем известно, что именно он развязал эту войну. "Ливанская политика, особенно с тех пор, как Насралла обрел свою роль, превратилась в его персональный цирк, - сказал профессор Шарара, ливанский социолог. - Он построил этот цирк на саморекламе, лжи, страхе, безумных надеждах и нереальных мечтах. Он заставил поверить ливанцев, что он их не покинет, не сделает ничего, что могло бы нанести им вред, и в то же время он вселил в них страх: страх перед Насраллой. Он знал, что люди ему поверят, и соблазнил их своими словами".

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru