Архив
Поиск
Press digest
16 июля 2019 г.
8 декабря 2004 г.

Корреспондент | Corriere della Sera

"Сталин спас Италию от экстремизма Тольятти"

"Италии повезло. В конце Второй мировой войны вам удалось избежать разрушительной гражданской войны. Вы знаете, чья это заслуга?" Думаю, в определенной степени заслуга принадлежит Пальмиро Тольятти. Такого мнения придерживаются многие историки. "Я думаю, вы должны быть благодарны человеку, которого очень часто обвиняют во многих бедах: речь идет о Сталине. Он приложил усилия к тому, чтобы предотвратить кровопролитие в Италии. К нам, грекам, он утратил всякий интерес. Мы сражались в гражданской войне и неизбежно ее проиграли. Мы все еще расплачиваемся за ее последствия".

Григорис Фаракос, 81 год, пользующийся уважением консерваторов и социалистов греческий коммунист, которого, однако, его бывшая партия ККЕ (компартия Греции) считает "предателем", является символом политического поражения.

Во время гражданской войны он был тяжело ранен. Лечился в Албании. 20 лет он провел в ссылке, проживал в Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, СССР, Франции и Италии.

Он возвратился в Грецию по подложному паспорту в 1968 году. В период правления режима полковников он был арестован. В 1974 году после падения диктатуры стал правой рукой исторического лидера греческих коммунистов Харилаоса Флоракиса, который в 1989 году назначил его своим преемником - генеральным секретарем ККЕ.

Фаракос находился на этом посту до 1991 года. "Я видел и пережил кризисы коммунизма: Будапешт, Берлин, Прага, Польша, но я упорно продолжал работать, чтобы спасти наше единство. Мне это не удалось. Теперь мне остается лишь заниматься поисками исторических ошибок - наших и чужих".

Совсем недавно Фаракос написал книгу, в которой он, опираясь на документы, большей частью неизданные, анализирует опыт ошибок. На обложке изображен советский послевоенный плакат, на котором написано: "Никто не забыт, ничто не забыто". Название книги не столь привлекательно: "Отношения между Коммунистической партией Греции и международным коммунистическим центром". Однако содержание книги можно сравнить с лезвием, бередящим раны прошлого.

- Итак, вы утверждаете, что Сталин предотвратил гражданскую войну в Италии.

- Это не я утверждаю, об этом свидетельствуют документы. В Государственном архиве в Москве есть "строго конфиденциальное" письмо, датированное 1 марта 1944 года, в котором товарищ Эрколи (партийная кличка Пальмиро Тольятти), докладывал Кремлю о том, как намерены действовать итальянские коммунисты: требовать отречения короля, не входить в правительство Бадольо и активизировать боевые действия, как в уже освобожденных районах, так и в еще оккупированных зонах.

- В это сложно поверить.

- Однако, это его мнение, а не Сталина и Молотова.

- Поясните.

- В ночь с 3 на 4 марта Сталин принял у себя Тольятти и указал ему совершенно иной курс. Как следует из документов, в эту же ночь Молотов позвонил по телефону Димитрову и изложил директивы, противоположные намерениям Тольятти: "да" правительству Бадольо, "нет" требованиям об отречении короля от трона, единство всех партий, сражающихся против нацистов. Товарищ Эрколи повел себя соответствующим образом: вернувшись в Италию, он предпочел следовать указанным ему курсом. Иными словами, Сталин и Молотов его убедили.

- У меня складывается впечатление, что вы испытываете досаду в отношении действий советского руководства, потому что в отношении греческих коммунистов они вели себя не так, как в отношении итальянских коммунистов.

- Я вам уже говорил, что наша гражданская война была разрушительной. Ее следовало и можно было избежать. В отличие от ИКП, греческая компартия считалась второстепенной. Мы никогда не удостаивались чести иметь прямые контакты с советским руководством, мы должны были действовать через посредников, ими были болгарские и югославские товарищи. Для нас это было унижением, как и в том случае, когда лидеры всех компартий мира были вынуждены принять и пропагандировать целесообразность пакта о ненападении Молотова-Риббентропа. Как будто бы они хотели оправдать гегемоническое безумство Гитлера, чтобы потом отработать назад, когда нацистский диктатор в 1941 году напал на Советский Союз.

- Вы же не хотите сказать, что Сталин поддержал и войну Муссолини против Греции.

- На словах он ее осудил, но, по сути, его поведение можно назвать двойственным. В период оккупации нашей страны Сталин не направил своего посла в Каир, где в то время в изгнании находилось правительство Греции. Он сделал это лишь в начале 1944 года. Почему? Я не исключаю того, что СССР поддержал войну Муссолини, чтобы ослабить Гитлера и в надежде на то, что пролив Дарданеллы будет признан "зоной русских интересов", как утверждает немецкий историк Эренгард фон Тадден Шрамм в своей опубликованной в 1955 году книге "Греция и великие державы в период Второй мировой войны".

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru