Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2019 г.
8 декабря 2004 г.

Том Рид | The Independent

Образцовая революционерка

За последние семь лет Юлия Тимошенко пережила длительное тюремное заключение, арест мужа и несколько покушений. Но и при столь драматичной жизни она не могла представить себе события, которые сделали ее главным действующим лицом самого неожиданного политического переворота в новейшей истории.

С 21 ноября Тимошенко является силой, стоящей за протестами, которые держат полмиллиона человек в палаточном городке у здания парламента в Киеве. И по мере того как страна набирает силы перед последним рывком к подлинной демократии, давление на нее, обаятельного радикала и заместительницы лидера оппозиции Виктора Ющенко, увеличивается: необходимо сохранить инерцию реформ.

Однако мое прибытие на ее дачу в окрестностях Киева не сопровождалось ни фанфарами, ни обыском. Я просто толкнул дверь и увидел ее, миниатюрную миловидную женщину с копной светлых волос и чарующей улыбкой, одетую в розовые джинсы и черную рубашку.

Я вспомнил статью в The Economist. Она похожа на Одри Хэпберн, говорилось в этой статье, но надо понимать, что человек, зашедший так далеко в стране, где события напоминают якобинскую трагедию, должен иметь железную силу воли. Это трудно заметить, когда она приглашает к чаю.

Я в замешательстве. Почему я нервничаю? В конце концов, враги окрестили ее "газовой принцессой" и изображают безжалостным олигархом. Ее называют грабительницей, завладевшей энергетической отраслью Украины во время безумной приватизации 1990-х годов, когда люди мерзли, а заводы закрывались. Ее сторонники, которых много, считают ее святой. Деревенские старухи едут в Киев, чтобы привезти ей иконы, у некоторых на стенах висят ее фотографии.

"Украине всегда говорили, что выборы имеют решающее значение, - говорит Тимошенко. - Но я могу твердо сказать, что в последние четыре года власть восточных кланов настолько укрепилась, что, если люди не отберут ее сейчас, мы не сделаем этого никогда".

Она родилась в 1960 году в русскоязычном Днепропетровске, получила диплом экономиста перед тем, как сколотила огромное состояние на сделках в энергетической отрасли. Затем она решила пойти в политику. Она ушла из богатой элиты, нелюбимой на Украине, и стала заместителем премьер-министра в 2001 году, когда ей был 41 год.

"Я не имела ни малейшего представления о том, как работает демократия, - говорит она. - В первый раз я голосовала за саму себя на выборах в парламент. Мы создали бизнес, товарную биржу, торговали сталью, углем, хлопком за российский газ. Вы должны понимать, что после распада СССР прежние торговые связи прервались, и у Украины не было адекватных рынков для ее сырья. Я видела возможность способствовать их восстановлению, но не было законов о поддержке частного бизнеса. Правительство было, в основном, коммунистическим и не хотело ничего менять".

Попытки чего-то добиться привели ее в парламент. "Вскоре я поняла, что многие решения, которые там принимаются, являются просто штампованием указов президента Кучмы". И она призвала к его импичменту. "Он брал взятки за номенклатурную приватизацию. Он брал взятки за назначения на ответственные посты. Он говорил: "При условии, что вы будете работать на меня, я продам вам этот завод или это имущество по номинальной стоимости". Он глава теневой экономики".

В 2000 году ее назначили министром энергетики, и ее успех в разрушении власти региональных кланов быстро привел к тому, что она попала в опалу. Оказалось, что она слишком хороша для своей работы. Через посредников украинские олигархи пытались "убедить" ее отказаться от программы реформ. Она отказалась.

Сначала украинское правительство аннулировало контракты ее компании с Россией, потом потребовало, чтобы компания выплатила государству 5 млрд долларов и вернула России весь газ, который уже сожгла в домах и генераторах. Компания UESU рухнула под тяжестью долгов, но ее враги на этом не остановились. Они посадили Александра, мужа Юлии и одного из руководителей UESU в тюрьму, потом арестовали ее свекра. А 13 февраля 2001 года милиционеры, вооруженные автоматами, ворвались в ее офис, чтобы арестовать ее.

"После ареста мужа я знала, что скоро и мой черед, - говорит она. - Я собрала сумку со всем необходимым. Я всюду носила ее с собой. Я могла уехать и попросить политического убежища, но всерьез я об этом не думала. Я чувствовала, что, если я уеду, это будет капитуляция, а если они выживут из страны всех нормальных людей, она погибнет. Я провела в тюрьме 43 дня".

Александр бежал и скрывается за пределами страны. Ее свекра Геннадия недавно освободили, он провел в тюрьме несколько лет. Дочь Юлии Женя сказала: "Его держали в ужасных условиях, он чуть не умер. Его забрали в реанимацию в последний момент. Он снова учится ходить". Сейчас Юлия живет с дочерью, двумя домработницами, и иногда появляются телохранители.

Я спрашиваю ее об условиях в тюрьме, где ее держали. Хладнокровие в первый раз изменяет ей. Она чуть не плачет. Но она не желает рассказывать о том, что она вынесла. Она хочет говорить о своих сокамерницах, о судьбе судьи, отдавшего распоряжение об ее освобождении. Его карьера и карьеры его детей были разрушены.

В таких условиях победа оппозиции кажется почти невозможной. Москва, которая боится ползучей вестернизации у своих границ, сигнализирует о своей поддержке нынешнего режима. А российские прокуроры выбрали именно этот момент, чтобы выдвинуть против Тимошенко обвинения в подкупе российских чиновников. Помимо избирательной кампании, она борется против попыток экстрадиции и опасается, что спецслужбы организуют ее похищение.

Что будет делать оппозиция, если она победит? Будет ли Тимошенко бороться против олигархов? Попытки разрушить теневой бизнес в Сербии стоили жизни премьер-министру страны Зорану Джинджичу, которого в прошлом году убил снайпер. В России президент Владимир Путин поступил иначе, объявив неофициальную амнистию олигархам, оставшимся после Бориса Ельцина.

Тимошенко неожиданно улыбается. "Мы не можем начинать с экономики. Нам надо восстановить законность и свободу прессы. Кроме того, олигархи трусливы. Как только они поймут, что система изменилась, они вынуждены будут изменить свои методы, иначе им грозит тюрьма".

И наконец, по какому пути пойдет Украина, когда снова станет полноценно функционирующей страной? Двинется ли она в сторону Европы? Будет ли следовать указаниям России?

"Я не люблю ни Фрэнсиса Фукуяму, ни Маркса, - говорит Тимошенко. - Этим радикальным философам не следовало торопиться, предрекая конец света. Утопии кажутся мне скучными. Украине пора повзрослеть".

Источник: The Independent


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru