Архив
Поиск
Press digest
22 сентября 2020 г.
8 декабря 2015 г.

Кэтрин Хилле | Financial Times

Россия и радикализация: проблема, возникшая внутри страны

Сотни, если не тысячи человек с Северного Кавказа вняли призыву исламистов и отправились в Сирию, пишет корреспондент Financial Times Кэтрин Хилле.

Россия, как и страны Запада, пытается препятствовать радикализации молодых мусульман и их вербовке в джихадистские группировки, отмечает издание. "Но у Москвы есть еще более сложная и срочная задача: не позволить, чтобы война в Сирии подпитывала "доморощенное" исламистское инсургентское движение в республиках Северного Кавказа", - пишет издание.

Через Россию едут многие жители Центральной Азии, которые хотят воевать в Сирии. "По оценкам эксперта Ноя Такера, от 80 до 90% боевиков ИГИЛ из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии радикализируются и подвергаются вербовке в России, куда едут на заработки", - пишет издания.

"В этих странах локальная или региональная идентичность намного важнее, чем национальная. Приезжая в Россию, они теряют свои общины и замещают свою локальную идентичность другой - мусульманской", - говорит Такер.

Издание отмечает, что тысячи молодых уроженцев Дагестана и Чечни тоже покидают родные республики, где экономика слаба, а уровень безработицы высок.

"Некоторые выходцы с Северного Кавказа радикализируются не на родине, а когда уезжают в другие регионы России в качестве рабочих-мигрантов, - говорит Варвара Пахоменко (International Crisis Group). - Многих центральноазиатских мигрантов в России, в свою очередь, радикализируют выходцы с Северного Кавказа - вербуют в Сирию". Пахоменко добавила, что та же проблема существует в среде татар и башкир.

"В Москве долгое время игнорировали опасность, исходящую от радикалов, которые просачиваются через границы. Первое время чиновники-силовики мирились с отъездом исламистов с Северного Кавказа в Сирию или даже поощряли его", - утверждает издание.

Обозреватель "МК" Екатерина Сажнева говорит: "Я нахожу очень странным, что им вообще удалось выехать из России. Спецслужбы включали многих из них в свои списки, и их, по идее, не должны были выпускать. Но идея, стоящая за этим, очевидна: они - радикалы, нам тут они ни к чему, а пока они в Сирии, они не создают никаких проблем на родине".

"Похоже, подобному экспорту потенциальных радикалов способствовали усилия Москвы обеспечить безопасность на Олимпиаде 2014 года в Сочи", - пишет газета.

"Вне зависимости от того, проводила ли Россия официальный курс на использование Сирии как "спускного клапана" местного инсургентского движения, курс, похоже, сработал: как минимум, в краткосрочной перспективе. С начала 2014 года в Дагестане не зафиксировано ни одного теракта", - говорится в статье.

Но чиновники и эксперты все же опасаются возвращения исламистского радикализма в регион.

По данным газеты, с лета 2014 года российская миграционная служба гораздо более рьяно проверяет на выезде российских граждан, которые направляются в Турцию, Грузию и Азербайджан. "Это основные страны, через которые боевики-джихадисты, насколько это известно, едут в Сирию", - поясняет автор.

"С тех пор, как Россия начала военную операцию в Сирии, подавление радикальных исламистских группировок позиционируется как элемент борьбы с ИГИЛ, а не как попытки искоренить доморощенный терроризм", - говорится в статье.

Власти также пытаются заблокировать каналы в соцсетях, по которым террористические группировки из Сирии вербуют молодых россиян.

"Но эксперты сетуют, что усилия Москвы, привлекающие большое внимание, мало противодействуют коренным причинам радикализации. Они предостерегают, что жесткое отношение к доморощенным инсургентам-исламистам может толкнуть еще больше молодежи в объятия ИГИЛ", - говорится в статье.

"Россия не дает никаких идеологических ответов на призывы радикального ислама", - говорит эксперт Яна Амелина.

"Эксперты по безопасности говорят, что долгая и мучительная история терактов в России породила рефлекс - попытки "закидать" проблему деньгами и военной техникой", - отмечает издание.

Алексей Филатов, вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа", советует: "Мы должны найти тех членов нашего общества, которые уязвимы к подобной пропаганде, и выяснить, почему они уязвимы. Это единственный способ защитить их и всех нас".

Те, кто работает с молодежью в Дагестане, сталкиваются с этой проблемой ежедневно, пишет газета. Гасан Османов, директор молодежного центра в Бабаюртовском районе, говорит: "Уровень познаний о нашей религии очень низок, а дети впитывают всякие искаженные идеи гораздо быстрее, чем вы можете вообразить".

По мнению автора, это похоже на биографию многих молодых людей из семей иммигрантов-мусульман на Западе. Многие из них мало знают о религии предков, но в поисках идентичности впитывают джихадистскую идеологию, так как чувствуют себя "на обочине" в стране, где выросли.

"На российском Северном Кавказе местное инсургентское движение и кампания властей по его искоренению породили чувство недовольства, которое, как минимум, столь же сильно", - утверждает газета.

"В целях подавления мятежа Москва делает ставку преимущественно на вездесущие силы безопасности, а также на жесткие гонения против тех, кого считают инсургентами, и всех, кто с этими людьми связан", - говорится в статье.

Однако педагоги, психологи и муфтии из Дагестана говорят, что смерть или тюремное заключение делают местных инсургентов героями в глазах их детей и побуждают детей смотреть на государство и его представителей как на врагов. "Они предостерегают: в данной ситуации постоянные разговоры правительства об ИГИЛ лишь повысят его привлекательность", - пишет газета.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru