Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
8 февраля 2013 г.

Томас Кирхнер, Франк Нингуйзен | Süddeutsche Zeitung

Смерть в депортационном центре

В своей статье, опубликованной в свежем номере немецкой Süddeutsche Zeitung, Томас Кирхнер и Франк Нингуйзен пытаются ответить на вопрос, что же все-таки произошло с российским оппозиционером Александром Долматовым, членом Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова, фигурантом "болотного" дела. Долматов покончил с собой в Голландии незадолго до депортации на Родину, так и не получив политического убежища. Свел ли 36-летний инженер, которого не раз задерживали за участие в антиправительственных демонстрациях, счеты с жизнью от отчаяния или в его смерти стоит искать другие причины?

А неясного в этом деле, вызвавшем огромный резонанс как в России, так и Голландии, пишут журналисты, очень много. Так, Рууду Босграафу, сотруднику нидерландского отделения Amnesty International, непонятно, почему, несмотря на "очевидное наличие опасности на Родине, заявка россиянина, являвшегося, скорее всего, носителем гостайны - Александр работал на подмосковном предприятии, строившем ракеты, была отклонена". Ведь, как выразился голландец, "они уже много лет добиваются того, чтобы таких людей не отправляли обратно". К тому же правозащитнику не совсем понятно, почему Долматова, два раза пытавшегося совершить в тюрьме самоубийство, перевели в депортационный центр еще до того, как было закончено следствие - адвокат подал на пересмотр.

Неужели все это бюрократическая ошибка? - задаются вопросом авторы. Читательница Handelsblad считает, что все явно смахивает на "приказ". Пресс-секретарь министерства юстиции страны предпочитает не комментировать случившееся, а посол Нидерландов в Москве, не видящий связи между самоубийством и отказом властей, ссылается на прощальное письмо Александра матери, опубликованное в интернете через день после смерти. В котором, подчеркивает издание, оппозиционер сознается в лени, наркомании, похоти и бесцельном существовании и пишет, что "уходит, потому что не хочет возвращаться предателем".

Все это, а в особенности фраза, что в мире нет страны лучше России, мать Долматова считает доказательством того, что на ее сына оказывали давление. "То, как Александр обвиняет себя в письме, очень похоже на худшую практику самооговора в Советском Союзе", - считает родственница. Аналогичного мнения придерживаются девушка и знакомые Александра, "сильного человека, не боявшегося тюрьмы". А грамматические ошибки, которым изобилует текст, указывают на то, что оппозиционер хотел показать, что ему диктовали текст. Кстати, и о депрессиях в его окружении также никто не слышал, правда, его мать отмечает, что во время телефонных разговоров Александр вел себя странно, постоянно говорил, что спал.

"Вполне возможно, что к Долматову проявляла интерес голландская спецслужба AIVD, - продолжают журналисты. - А вот с их российскими коллегами из ФСБ Долматов был явно знаком, что и подтверждают голландские протоколы допросов". Так, чекисты неоднократно - хотя и безуспешно - пытались завербовать оппозиционера для работы на территории Европы. Александр отказался и перешел на сторону противников Путина. После чего и начались допросы, обвинения, угрозы, увольнения. "Уверен, если бы я остался, меня бы арестовали. Был на Болотной площади, член "Другой России", да еще и работаю на закрытом предприятии. Так что посадили бы и прессовали по полной программе", - заявил сам Александр Долматов российскому изданию "Газета.ru" незадолго до смерти. "Так неужели голландцы не знали, как поступают российские власти с участниками "болотного" дела, что им грозят длительные сроки?" - не понимает правозащитница Людмила Алексеева.

Между тем, подчеркивает Süddeutsche Zeitung, в марте в России и Нидерландах начинается Год России и Голландии.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru