Архив
Поиск
Press digest
14 июля 2020 г.
9 июля 2007 г.

Эндрю Крамер | International Herald Tribune

Под нажимом Кремля магнат начинает шататься

В январе прошлого года 42-летний российский мультимиллиардер и предприниматель Михаил Прохоров, занимающийся разработкой полезных ископаемых, провел отпуск по-холостяцки. Вместе с десятками коллег по бизнесу и множеством молодых россиянок он отправился на шикарный лыжный курорт во Французских Альпах - в Куршевель.

Прохоров, которого часто называют самым завидным женихом России, ведет себя на подобных вечеринках раскованно. Он говорит журналистам, что это воплощение его образа жизни. В Куршевеле французская полиция задержала его на четыре дня по подозрению в том, что он обеспечивал своих гостей услугами проституток.

Полиция отпустила Прохорова, не предъявив ему обвинений, однако он был назван свидетелем по делу об организации проституции.

После этого в России произошел один из самых удивительных случаев вынужденной продажи активов: вечеринка Прохорова в Куршевеле привела к тому, что он продал 26% акций компании "Норильский никель", крупнейшего мирового производителя никеля. Покупателем выступил его давний деловой партнер и любимец Кремля Владимир Потанин.

Прохоров и Потанин купили контрольный пакет акций компании, названной в честь сибирского города, где расположено его главное предприятие, за небольшую сумму в 250 млн долларов в ходе крайне сомнительной приватизации середины 1990-х годов.

Сегодня "Норильский никель" производит пятую часть мирового никеля, ключевого компонента в производстве нержавеющей стали. Рыночная капитализация компании составляет 31,9 млрд долларов, ее доходы за прошлый год выросли вдвое, до 6 млрд долларов, и это удалось благодаря высокому спросу на сталь в Китае. Купаясь в деньгах, в июне прошлого года "Норникель" заключил контракт на покупку канадской добывающей компании LionOre за 6,4 млрд долларов. "Норникелю" уже принадлежит контрольный пакет акций компании Clearwater Mining, расположенной в штате Монтана.

В интервью государственному телевидению Потанин заявил, что прекращает партнерские отношения с Прохоровым (журнал Forbes оценивает его состояние в 13,5 млрд долларов) из-за дискредитировавшего его ареста. Окончательно договориться о разделе бизнеса им пока только предстоит, однако партнеры сообщили, что завершат его до конца года, и "Норильский никель" останется под контролем Потанина. Некоторые московские аналитики задаются вопросом о том, кто же контролирует самого Потанина.

"В сегодняшней России ни одна серьезная сделка не проходит без одобрения Кремля, - говорит Ирина Ясина, сотрудница Института экономики переходного периода, который возглавляет бывший премьер-министр Егор Гайдар. - Такой человек, как Потанин, ничего не может сделать без согласия Кремля".

При президенте Владимире Путине российское правительство создало крупные государственные холдинговые компаний в автомобильной и авиационной промышленности, в судостроении, ядерной энергетике, производстве алмазов, титана и иных отраслях. Сложившуюся экономическую модель иногда сравнивают с промышленной политикой Франции при Шарле де Голле в 1950 годы. А политику принуждения владельцев стратегических активов к их продаже сравнивают с недавно проведенной национализацией в Венесуэле и других государствах Латинской Америки.

Правительство Путина не отнимает активы открыто, а использует небольшие нарушения закона, заставляя компании продавать свои активы. В результате выгоду получают компании, подконтрольные правительству, или находящиеся в управлении людей, которых Кремль считает лояльными.

Например, в 2003 году прокуратура обвинила в уклонении от налогов Михаила Ходорковского, главу нефтяной компании ЮКОС, крупнейшей в то время частной компании в России. Ходорковский был отправлен в сибирский лагерь, а ЮКОС объявлен банкротом. Большинство активов ЮКОСа позднее приобрела государственная компания "Роснефть". В прошлом году нарушения, допущенные при строительстве трубопроводов компанией Royal Dutch Shell, позволили принудить ее и ее японских партнеров продать контрольный пакет акций нефтегазового проекта "Сахалин-2" стоимостью в 22 млрд долларов государственной газовой монополии "Газпром".

А в июне нынешнего года российское совместное предприятие British Petroleum ТНК-BP продало свою долю в огромном газовом месторождении после того, как регулирующие органы пригрозили отозвать лицензию. Компанию обвинили с слишком медленной работе, что явилось нарушением условий лицензии, выданной ТНК-BP. Покупателем вновь выступил "Газпром".

По совпадению, Прохорову и Потанину принадлежит меньшая часть того самого газового месторождения BP. Находящиеся в их собственности 26% акций не тронули - возможно, из-за тесных связей Потанина с Путиным. Однако в случае с "Норникелем", как полагают аналитики, арест Прохорова стал для Кремля удобным поводом усилить контроль над этой стратегически важной компанией по производству металла.

И Прохоров, и Потанин от интервью отказались. Как бы то ни было, окончание их сотрудничества - очередной символ того, каким образом делают общий бизнес Кремль и группа амбициозных и фантастически богатых российских предпринимателей.

"Права собственности в России до сих пор достаточно условны", - объясняет Ольга Крыштановская, социолог из Института социологии Российской академии наук, специалист по российской деловой и политической элите. Правительство допускает существование крупных промышленников, "если считает его приемлемым" объясняет Крыштановская. "Когда Кремль решает, что капиталист наподобие Прохорова для него больше неприемлем, его тем или иным способом лишают собственности. Частный бизнес существует лишь до тех пор, пока этого хочет государство".

И Прохоров, и совладелец "Норникеля" Потанин вышли из московских семей, имевших хорошие связи. Прохоровы были академиками - его отец возглавлял лабораторию, мать была деканом химического факультета в одном из университетов. Молодой человек пошел по их стопам, поступив в один из самых престижных вузов Советского Союза - Московский финансовый институт. В 1989 году он окончил учебу, получив диплом финансиста.

Характерным для российских олигархов образом Прохоров разбогател, когда ему было 20 лет с небольшим. Он начал с торговли джинсами в Москве в конце 1980-х годов. В 1993 году оставил работу в государственных банках и в 28 лет возглавил правление нового частного "Онэксим-банка". Три года спустя, при президенте Борисе Ельцине, этот банк приобрел "Норильский никель". Именно в "Онэксим-банке" Прохоров познакомился с Потаниным, который входил в совет директоров.

Потанин, некогда занимавший пост заместителя премьер-министра, сын бывшего советского чиновника из внешнеторгового ведомства, имеет репутацию отличного семьянина и спонсирует олимпийскую сборную России. Он занимался устройством отношений тандема с Кремлем. Критики неоднократно обвиняли Потанина в том, что он использовал свои политические связи для приобретения "Норникеля" по заниженной цене.

Сколь бы случайным ни было их восхождение к вершинам бизнеса, Прохоров и Потанин сумели превратить неэффективного советского промышленного гиганта в современную корпорацию.

Получив контроль над "Норильским никелем", они реорганизовали не основные активы компании и провели одну из самых сложных операций в области логистики в горнодобывающей отрасли.

По словам аналитиков, именно Прохоров реорганизовал золотодобывающие активы компании, создав компанию "Полюс-золото" - сейчас она является крупнейшим в России производителем золота. Ее акции продаются на Лондонской фондовой бирже, а рыночная капитализация оценивается примерно в 8,5 млрд долларов.

"Реорганизация "Норникеля" сыграла достаточно положительную роль", - считает Майкл Кавана, московский аналитик в области металлургической промышленности компании "Уралсиб". Акции "Норникеля" обычно опережают акции крупнейших мировых добывающих компаний: BHP Billiton, Rio Tinto и Anglo American.

Прохоров взял на себя управление в Норильске. На заводе по выплавке меди, одном из трех главных предприятий города, число рабочих было сокращено примерно до 2250 человек, около 1950 сотрудников были переведены на контрактную основу, что вызвало у многих горожан гнев. Кроме того, Прохоров вложил 100 млн долларов в контроль за выбросами предприятия.

Потанин, действуя в Москве, доказал свою лояльность Путину. В 2004 году, в критический момент новейшей политической истории России, Потанин принял участие в кремлевской кампании по ограничению свободы слова. Он уволил редактора принадлежавшей ему газеты "Известия", опубликовавшего подробный отчет о захвате заложников в школе в Беслане. Затем Потанин продал "Известия" государственной газовой компании "Газпром".

Летом прошлого года официальные лица предложили Прохорову и Потанину обсудить продажу "Норникеля" правительству. Об этом рассказал один из его консультантов по металлургической промышленности - человек, близкий к правительству. Он попросил не называть его имени, поскольку не уполномочен обсуждать деловую активность партнеров со СМИ.

Как рассказал упомянутый консультант, Прохоров, сторонник свободного рынка, некогда заявлявший, что "Норникель" ничего не должен городу, в котором расположен, кроме налогов, выступил против продажи предприятия. Потанин же выступил за начало переговоров.

"Действительно, если бы они пошли на уступки, Потанин сделал бы это первым, - говорит знакомый с обоими предпринимателями консультант. - Он ближе к властям".

В Москве активно говорили, что рейд полиции в Куршевеле, после которого Прохоров продал активы своему партнеру, был каким-то образом подстроен, чтобы выдавить Прохорова из "Норникеля".

По словам французской полиции, произведенные задержания связаны с более широким и длительным расследованием по поводу российской проституции на альпийских лыжных курортах. Расследование было начато в прошлом году.

За четыре дня, проведенные Прохоровым под стражей во Франции, акции компаний "Норильский никель" и "Полюс Золото" резко упали в цене, поскольку уверенности в судьбе их владельца не было. Рыночная капитализация "Норникеля" упала на 2,3 млрд долларов, а "Полюс Золота" - на 800 млн долларов.

Несмотря на то, что в дальнейшем цены вернулись к прежнему уровню, из-за этого падения акций Прохоров лично лишился около 820 млн долларов, если судить по официальным сообщениям о его доле в компании. Пресс-секретарь "Норильского никеля" назвал этот арест "печальным недоразумением". Российская деловая газета "Ведомости" сообщила, что Потанин может частично заплатить Прохорову акциями компании "Полюс Золото".

Недавно Прохоров сообщил на пресс-конференции в Москве, что планирует создать инвестиционный фонд, который сосредоточит свое внимание на электроэнергетике и альтернативных источниках энергии, в частности на водородном топливе. Он ведет свою деятельность из московского офиса. Помощники Прохорова отказались обсуждать возможность того, что он эмигрирует, как сделали до него другие вышедшие из фавора олигархи. В февральском интервью одному из государственных телеканалов Потанин сообщил, что партнеры обсуждали продажу активов до происшествия в Куршевеле, однако "скандальная ситуация" ускорила объявление о разделе бизнеса.

Никто из двух предпринимателей публично не прокомментировал расхождение по вопросу о продаже акций правительству. Прохоров, однако, сообщил в интервью газете "Коммерсант", что единственным кандидатом на покупку крупного пакета акций "Норникеля" является правительство и что подобная покупка помешает компании активизировать свою деятельность за границей. В этом случае они с Потаниным не смогут использовать свои акции в качестве валюты при слиянии и приобретении интересующих активов на мировом рынке, поскольку правительство вряд ли согласится передать значительную долю акций иностранцам.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru