Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
9 июля 2007 г.

Стивен Ли Майерс | The New York Times

Молодежные организации, созданные Кремлем, служат делу Путина

Юлия Кулиева - ей всего 19, а она уже комиссар - сидела за столом и дотошно расспрашивала молодых людей и девушек, которые по одному подсаживались к ней. Цель - выяснить, достаточно ли они идеологически подкованы, чтобы поехать в летний лагерь.

"Скажите, какие успехи политики Путина вы можете перечислить?"

"Ну, стабилизация экономики, - отвечала очередная девушка. - Пенсии повысили".

"А что в Чечне?"

"В Чечне... Она считается частью России", - отвечала девушка.

"Война там еще идет?"

"Нет, все тихо".

Кулиева занимает высокий пост в отделе идеологии организации "Наши", крупнейшем из нескольких молодежных движений, созданных путинским Кремлем, чтобы завоевывать сердца и умы российских юношей и девушек в школах, в телерадиоэфире и, если понадобится, на улицах.

За два года своего существования "Наши" стали дисциплинированным и щедро финансируемым инструментом кампании Путина за контроль над политической жизнью накануне парламентских и президентских выборов в стране.

Они организовывали массовые шествия в поддержку Путина - на самом последнем десятки тысяч молодых людей были собраны в Москве, чтобы послать президенту sms - а также проводили буйные демонстрации по внешнеполитическим вопросам, которые вылились в физические действия против британского и эстонского послов в Москве.

Однако главная роль организации - идеологическое воспитание (на взгляд некоторых, оболванивание) современной молодежи, первого поколения, которое достигло совершеннолетия в постсоветской России.

Для "Наших" молодежь - это не потерянное поколение неспокойных 1990-х и не бездушные потребители Generation P. Она, как сказано в глянцевой пропагандистской литературе самих "Наших", является "Поколением Путина". Пресс-секретарь организации Анастасия Суслова объясняет: "Путин качественно изменил Россию. Он принес стабильность и возможности для модернизации и развития страны. /.../ Мне 22 года, и эти восемь лет были самой долгой частью моей сознательной жизни, когда мы росли, и страна менялась вместе с нами".

"Наши" появились на политической арене после того, как в других бывших республиках СССР, особенно на Украине в 2004 году, благодаря акциям протеста, где главную роль играла молодежь, были свергнуты "склеротические" власти. Вскоре рядом с "Нашими" появились сходные организации - например, "Молодая гвардия" при пропутинской партии "Единая Россия", "Местные" (организация, созданная правительством Московской области и недавно начавшая кампанию против иммиграции), а также георгиевцы при Русской православной церкви.

Как организаторы этих объединений, так и их критики говорят, что это попытка создать базу среди верных власти, патриотически настроенных молодых людей и обезвредить все потенциальные молодежные протесты, которые могут возникнуть во время скрупулезно срежиссированной операции по победе преемника Путина на выборах в будущем году. Крупнейшая и самая заметная организация "Наши" насчитывает теперь 10 тыс. активных членов. В ее массовых мероприятиях участвуют до 200 тыс. человек.

Российские юноши и девушки, как и их родители, в большинстве своем остаются аполитичными: то, что сходит здесь за политику, кажется им весьма оторванным от их повседневной жизни. Цель "Наших" в том, чтобы изменить ситуацию, поощряя молодежный активизм, но в строгих рамках, указанных Кремлем.

Идеология "Наших" изложена в манифесте, основанном на статьях Владислава Ю. Суркова, главного политического советника Путина, которого называют "кремлевским Карлом Роувом". На мероприятиях "Наших" и при собеседованиях наподобие того, что проводила Кулиева, участники движения цитируют манифест наизусть.

Главные черты политической платформы "Наших" - это непоколебимая верность Путину и активная неприязнь к тем, кто его критикует, в том числе Касьянову, Каспарову и Лимонову. Члены "Наших" обличают лидеров оппозиции, с несколько настораживающим жаром называя их фашистами.

Идеология "Наших" не ограничивается чисто политическими задачами. Движение пропагандирует межнациональную толерантность и борется со скинхедами, ратует за службу в армии в ситуации, когда от призыва почти все стараются уклониться, за помощь сиротам и пенсионерам, а также за уважение к ветеранам Второй мировой войны. В социальной сфере организация осуществляет кампании против курения и пьянства и представляет консервативную точку зрения на такие вопросы, как аборты и противозачаточные средства - например, агитирует против использования презервативов.

Подобно самому Путину, который недавно, как сложилось впечатление, провел параллель между внешнеполитическими курсами США и Третьего рейха, "Наши" также включают в свои пропагандистские кампании и литературу нотки враждебности по отношению к Европе и США. На митинге в поддержку гармоничных отношений между нациями можно было видеть плакат, осуждающий усыновление детей американцами: "В 2005 году 3966 российских детей стали гражданами США".

"Поколение Путина" растет на рационе антиевропейских и антиамериканских настроений, который может углубить социально-политическую пропасть между Россией и Западом на несколько десятилетий вперед.

Хотя представители Кремля стараются изобразить эти организации как независимые силы, "Наши" и другие группы подобного рода обязаны своей финансовой и политической поддержкой своему статусу креатур администрации Путина. Им разрешают проводить шествия, тогда как демонстрации оппозиции запрещаются или ограничиваются. Их деятельность позитивно освещается государственным телевидением, меж тем как действия оппозиции преуменьшаются или игнорируются.

Бюджет "Наших" скрыт завесой тайны, но известно, что организация получает пожертвования от государства и крупных компаний вроде "Газпрома" и "Норильского никеля". Основной владелец последней - Владимир О. Потанин - преданный сторонник Путина. В качестве благодарности "Наши" выделяют Потанина в своей пропагандистской литературе, подчеркивая, что он не такой, как "олигархи", которых широко ненавидят в России.

"Мы должны признать, что долгое время вообще не вели никакой молодежной политики, - сказал Сурков на одной из своих редкостных пресс-конференций в этом году. - Мы осознали, что рано или поздно этим придется заняться". Признав, что поддерживает "Наших", Сурков однако добавил: "Очень важно не осуществлять слишком суровый или четкий контроль над этими движениями, не повторять опыт организаций старого типа".

Надо сказать, что противники "Наших" презрительно характеризуют эту организацию как современную ипостась комсомола. Цвета и символика похожи, члены имеют при себе красные книжечки, куда ставятся отметки об их участии в митингах и лекциях. Кроме того, подобно комсомольской работе, членство в "Наших" считается ступенью к работе в структурах власти и государственных корпорациях.

Оппоненты указывают, что есть и более зловещая подробность - "Наши" проводят военизированные учения в порядке подготовки к борьбе с теми, кто выйдет на улицы в знак протеста против Кремля. Илья Яшин, лидер молодежного крыла "Яблока", говорит, что цель - "непосредственное запугивание активистов оппозиции", ссылаясь на пример нападения лиц, которых считают сторонниками "Наших", на штаб-квартиру запрещенной Национал-большевистской партии.

"Наши", как минимум, в политическом отношении превратились в мощный инструмент для выражения недовольства Кремля. Когда назначенный Путиным губернатор Пермской области Олег А. Чиркунов позволил члену оппозиционной партии в прошлом году участвовать в молодежной конференции, сотни демонстрантов из "Наших", несмотря на мороз, пикетировали его офис, требуя извинений. Чиркунов поспешил извиниться.

В конце апреля после переноса памятника павшим во Второй мировой войне в Эстонии "Наши" осадили эстонское посольство в Москве /.../.

Яшин говорит, что Кремль рискует спровоцировать волну политической активности, которая может вырваться из-под его контроля, особенно в условиях, когда сторонники Путина борются за власть после его обещанного ухода в будущем году.

"Власти могут столкнуться с серьезными проблемами, - отмечает Яшин, поскольку все эти молодые люди, в которых они сейчас вкладывают деньги, которых учат организовывать массовые акции, могут встать в ряды настоящей оппозиции, когда увидят, что их интересы попираются.

Сегодня они верны власти, но завтра могут превратиться в оппозицию. И это, возможно, будет не "культурная революция" китайских хунвейбинов, но нечто намного более серьезное".

В подготовке материала принимали участие Майкл Швиртц и Джошуа Яффа

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru