Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
9 июля 2007 г.

Дэвид Крэкнелл | The Sunday Times

Блэр хотел уйти до войны в Ираке

Как рассказал бывший помощник британского премьер-министра по связям с прессой Алистер Кэмпбелл, за год до войны в Ираке Тони Блэр собирался уйти в отставку.

Тогда Блэр сообщил Кэмпбеллу, что не собирается баллотироваться на третий срок, чтобы развязать себе руки до конца второго срока и не беспокоиться, что подумают о нем лейбористы или общественность.

Кэмпбелл рассказал о данных планах бывшего премьер-министра в сегодняшнем эксклюзивном интервью The Sunday Times. Сегодня же выходят в свет долгожданные дневники Кэмпбелла, озаглавленные "Годы Блэра".

Откровения человека, который десять лет находился подле Блэра и которого называли настоящим заместителем премьер-министра, станут первым рассказом политика, столь близкого к Даунинг-стрит.

Летом 2002 года, за год до победы на вторых всеобщих выборах и за девять месяцев до вторжения в Ирак, Блэр решил, что осенью объявит партийной конференции лейбористов об отказе от участия в третьих выборах.

"В современном мире можно получить только два срока", - сказал он тогда Кэмпбеллу.

Блэр спросил свое окружение - Кэмпбелла, политического советника Салли Морган и главу своего аппарата Джонатана Пауэлла - позволит ли ему подобное заявление проводить непопулярные реформы без оглядки на предстоящие выборы.

"Я не был абсолютно против, но сообщил премьер-министру, что этот шаг сделает его хромой уткой", - рассказывает Кэмпбелл.

Напряжение в связи с возможностью боевых действий в Ираке нарастало. Говорили, что Блэр и президент Буш уже достигли принципиальной договоренности о вторжении в Ирак, хотя на Даунинг-стрит это всегда отрицали.

Кроме того, Блэр подвергался давлению с различных сторон, в том числе в личной жизни. Одновременно продолжались споры о плате за обучение и больничной реформе.

"На него вылили много дерьма", - уверяет Кэмпбелл.

Как рассказывается в дневнике, план ухода Блэра был отложен под давлением обстоятельств.

Однако его настроение осталось прежним. "В дальнейшем Тони меньше беспокоился о том, что скажут про него люди", - рассказывает помощник премьера.

Кроме того, Кэмпбелл рассказал, как принцесса Диана тайно встречалась с Блэром и его окружением за обедом в одном из "обычных домов" Восточного Лондона. Это происходило в 1990-е годы, когда Блэр возглавлял оппозицию и разрабатывал концепцию "новых лейбористов". "Было просто удивительно видеть ее в том обычном доме. Это был прекрасный обед. Мне она сделала чашку чая", - вспоминает Кэмпбелл.

До этого принцесса встречалась с Блэром на обеде для представителей истеблишмента в районе Белгравия, где лично общалась и с Кэмпбеллом, прибывшим под конец приема.

"Я позвонил в дверь и сообщил, что машина мистера Блэра прибыла. А потом принцесса сама вышла к машине. Я с тех пор подшучивал над Тони, вспоминая, что первым делом она сказала, что очень бы хотела встретиться с Алистером Кэмпбеллом".

"Мы стояли там, посреди дороги, а мимо проносились со свистом машины... Она сказал: "А смешно было бы, если бы рядом сейчас оказались фотографы?" Изумительная женщина".

"Она сказала: "Не могу вас больше задерживать", а я как раз хотел задержаться как можно дольше".

Спустя несколько недель Диана приняла приглашение побывать в скромном доме в Хэкни у Мэгги Рэй, активистки лейбористов и подруги семьи Блэров. Кэмпбелл присутствовал на этом неформальном и спокойном обеде вместе со своим боссом в качестве гостя.

"Мне кажется, она и правда считала себя частью совершенно новой Британии. Думаю, она полагала, что Тони поддержит ее в борьбе со СПИДом, с детской бедностью. Мы говорили с ней о том, как ее воспринимают и как она обращается со СМИ... Она постоянно упоминала о фотографиях. Мне она сказала: "У тебя могут многое забрать, но забрать твои фотографии невозможно. С их помощью действительно можно тронуть людей".

"Полагаю, ей был интересен Тони, были интересны наши планы".

Кэмпбелл описывает Диану как искусного политика, не в партийном, а в инстинктивном смысле.

"За обедом она физически уходила от беседы, если ей казалось, что разговор становится чересчур политизированным. Честно говоря, я не знаю, что бы получилось, останься она в живых. Не знаю, играла бы она вообще какую-то роль или нет".

Вчера источник, близкий к Кэмпбеллу, рассказал, что, по мнению Блэра, Диана "великолепно справилась бы с миссией посла за границей - у нее были четкие представления о новой Великобритании. Принцессу эта идея занимала. Ей нравился образ страны, который пытался создать Блэр. Он считала, что может внести свой вклад. Ее это очень вдохновляло".

Данный источник сообщил, что Блэр и Диана продолжали тайно видеться вплоть до самой ее смерти в августе 1997 года. Принцесса погибла спустя три месяца после прихода новых лейбористов к власти. В своем дневнике Кэмпбелл отрицает, что это он автор слов "народная принцесса", которые произнес в надгробной речи Блэр. По словам советника, их авторство принадлежало самому премьеру.

Точно так же и фраза об "уравнительных знаниях", которые дают в школе, была идеей Блэра, рассказывает он. За эти слова традиционные лейбористы подвергли Кэмпбелла активной критике.

Бывший помощник премьера по связям с прессой говорит, что между ним и Блэром были огромные идеологические расхождения. Так, они спорили по поводу решения Блэра отправить своих сыновей в элитную школу. Блэр заявил, что не собирается "в угоду политической корректности поступать во вред своим детям".

В другой раз Блэр сказал своему помощнику: "По сравнению с тобой, я не настолько лейборист". "Действительно, он был не таким лейбористом", - говорит Кэмпбелл.

На все дневники наложила свой тяжелый отпечаток война в Ираке. По словам Кэмпбелла, он предупреждал Блэра о ее вероятных политических последствиях. "У меня вызвало беспокойство то, какие последствия будут иметь боевые действия для судьбы Тони. Я сказал: "Послушай, если в результате ты раньше времени окажешься на свалке истории, разве это того стоит?" А он ответил: "Всегда стоит делать то, что ты считаешь правильным. На Америку напали. Важно, чтобы американцы поняли, что они не одиноки перед лицом опасности".

"Он с самого начала знал, что некоторые будут называть его пуделем Буша. И был готов к такому отношению".

Кэмпбелл вспоминает, как Буш шутил об отношениях с Блэром, когда тот посетил Вашингтон после атак 11 сентября. "После первой встречи и до нашего возвращения домой Буш сказал мне: "Молодцы. Теперь вы сможете изобразить, как Тони прилетел к нам и оттащил сумасшедших эгоистов от пропасти".

Что же касается предшественника Буша, Билла Клинтона, Блэр сочувственно относился к нему в ходе скандала с Моникой Левински. "Он говорил, что каждый лидер имеет право немного расслабиться, а для Билла способ расслабиться был именно таким".

Точно так же и Клинтон поддерживал Блэра, а к Кэмпбеллу обращался со словами одобрения. "В то время я был слегка обижен на Тони - меня все оскорбляло. Билл сказал, что мне нужно давать откровенные советы, но не забывать, что в конечном итоге все мы люди. Он говорил, что не нужно слишком на него нападать".

Кроме того, Клинтон посоветовал Кэмпбеллу задуматься о том, не вредит ли он Блэру своими нестабильными отношениями с британскими СМИ, о которых, по словам Кэмпбелла, он сейчас жалеет.

В отношениях Блэра с российским президентом Владимиром Путиным понимания было меньше. Завтрак, за которым главы государств встретились в Москве, оказался особенно острым.

"Они обменивались жесткими репликами - это было во время Ирака. Путин чувствовал, что Великобритания по различным вопросам постоянно встает на сторону Америки. Он говорил об этом с Тони очень эмоционально, как о чем-то личном. Мне вспомнилась Фиона (Фиона Миллер - подруга Кэмпбелла), когда она начинает на меня нападать".

Борис Ельцин, предшественник Путина, в свою первую встречу с Блэром был трезвым, но "порой бывал слегка навеселе. А однажды во время телефонного разговора Тони не смог понять ни слова из того, что он говорил".

Кэмпбелл подробно пишет о скандале, который разгорелся в 2003 году в связи с заявлением BBC о том, что досье об оружии массового уничтожения в Ираке было "раздуто". В результате этого скандала совершил самоубийство бывший инспектор по вооружениям Дэвид Келли.

Кэмпбелл вспоминает, как услышал об исчезновении Келли: "Мне вдруг стало очень дурно. Казалось, что меня преследует какая-то неумолимая сила. Когда сообщили, что нашли труп, я как раз приехал домой, это было незадолго до появления журналистов. Хотел сразу же подать в отставку. Я знал, что нам предстоит. Мне позвонил Тони... и я сказал: "Послушай, Тони, я просто хочу уйти".

По словам Кэмпбелла, Миллер давно ждала его ухода. Отставка была согласована с Блэром еще до скандала с оружием массового уничтожения. Ее отложили на три месяца, после чего он наконец ушел.

"Фиона не хотела, чтобы работа для меня стояла на первом месте. Иногда ей казалось, что я ее оставил, что слоняюсь по всему свету, везде меня встречают как звезду политики... Я из кожи вон лез ради работы. Но нужно было уходить. Не только ради семьи - политика вынуждала уйти".

Источник: The Sunday Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru