Архив
Поиск
Press digest
4 декабря 2020 г.
9 сентября 2008 г.

Гидеон Рахман | Financial Times

Между холодной войной и умиротворением

В мае нынешнего года в Лондоне меня навестил близкий советник грузинского президента Михаила Саакашвили. Он жаловался на провокации со стороны России и обещал, что в следующий раз, когда какой-нибудь российский военный самолет вторгнется в грузинское воздушное пространство, его собьют. Он добавил, что грузинское правительство проинформировало США о своих намерениях и получило добро.

Тогда я зафиксировал указанную беседу в своем блоге, где написал: "Полагаю, сбив российский самолет, они совершат самый глупый из всех возможных шагов. Он даст России именно то оправдание, которое ей нужно для начала военной операции против Грузии".

Вспоминая сегодня об этой беседе, я не стараюсь подкрепить обвинения российского премьер-министра Владимира Путина, заявившего, что война в Грузии стала результатом провокации со стороны США. Кто знает, к чему сводились беседы Тбилиси, Вашингтона и Москвы в последующие три месяца, прошедшие до нападения грузин на сепаратистский анклав в Южной Осетии? К тому же не вызывает особых сомнений, что русские травили грузин и активно готовились к войне.

Тем не менее, очевидно, что Грузия очень рассчитывала на свои особые отношения с США, однако расчет не оправдался. Тбилиси, грузинская столица, - единственный город из виденных мною, где есть проспект Джорджа Буша (хотя мне рассказывали, что такой же есть в Албании). Но, когда вспыхнули бои, проспект Буша оказался дорогой в никуда.

Визит в Тбилиси, предпринятый на прошлой неделе вице-президентом США Диком Чейни, стал для Грузии слабой компенсацией за ущерб, нанесенный российской армией, долгосрочную потерю Абхазии и Южной Осетии, а также за присутствие российских солдат в стране.

Западная политика по отношению и к Грузии, и к России сейчас пребывает в беспорядке. Задача состоит в том, чтобы найти средний путь между двумя неприятными альтернативами: новой холодной войной и передачей стран наподобие Грузии и Украины в российскую "сферу влияния".

Оба этих жутких варианта активно обсуждаются. На прошлой неделе в статье для The Times сэр Кристофер Мейер, бывший британский посол в Вашингтоне, пытался применить правила Венского конгресса 1815 года к современной Европе, которая, по его словам, "должна основываться на сферах влияния". Он утверждал, что НАТО "обязано отказаться от провокационных и глупых заявлений о возможном вступлении Грузии или, что еще хуже, Украины" в альянс.

Однако против стремления уступить России "сферу влияния" существуют практические и моральные возражения. Если России сойдет с рук вторжение в Грузию, почему бы ей не использовать аналогичную тактику в других частях бывшего СССР? На Украине и в Прибалтике немало представителей русского меньшинства, которых можно "защитить". Кроме того, насколько широкую сферу влияния захочет установить Россия? Советская сфера доходила до середины Германии.

К тому же, США и Европа по соображениям морали не должны поворачиваться спиной к странам, которые обратили взоры на Запад, желая более перспективного будущего, чем то, которое предлагает им современная Россия.

За помощь Украине и Грузии во вступлении в НАТО сейчас выступают обе американские партии - этот шаг поддерживают предвыборные штабы и Маккейна, и Обамы. Но, пытаясь защитить грузин и украинцев от нежеланных объятий агрессивной матушки-России, не следует давать подобные военные гарантии.

Членство в НАТО будет означать, что жители Америки и Западной Европы обещают сражаться, защищая Грузию и Украину, если их атакует Россия. Но подобное обещание вызывает сомнения. По этой причине крайне сомнительно даже, что Конгресс США ратифицирует вступление Грузии и Украины в НАТО.

Таким образом, Западу нужно найти другие способы защитить политическую свободу новых государств, на которые положила глаз Россия. Когда российские солдаты вторглись в Грузию, госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что ситуация со времен советского вторжения в Чехословакию в 1968 году изменилась. Она была права. В 1968 году советские танки двинулись на Прагу. В этот раз русские в Грузии воздержались от насильственного свержения правительства Саакашвили.

Их целью является смена режима другими средствами - за счет удара по грузинской экономике и унижения президента страны. В краткосрочной перспективе Запад должен постараться лишить русских этой победы - вот только выживание грузинской демократии и сохранение независимости не стоит путать с политическим выживанием Саакашвили. Экстренная американская помощь Грузии в размере 1 млрд долларов (708 млн евро, 570 млн фунтов) - хорошее начало. Европейскому союзу тоже следует взяться за дело. И гораздо больше рвения стоит проявить в вопросе продвижения Грузии и Украины к членству в ЕС.

Нежелание российского правительства оккупировать Тбилиси свидетельствует, что в Москве до сих пор продолжаются дебаты о том, в каких объемах страна может позволить себе позор на международной арене. Московская фондовая биржа в результате вторжения в Грузию потеряла полтриллиона долларов.

Богатая элита, связанная с Кремлем, хотела бы сохранить привилегию на банковские счета в Швейцарии, дома в Лондоне и танки в соседних странах. Нетрудно предложить необходимые меры. Запрет виз для российских бизнесменов стал бы хорошим сигналом.

В Москве лишь начинается спор по поводу внешней политики России. Запад должен поставить целью не просто сохранение демократии и независимости Грузии и Украины, но и сохранение надежды, что Россия отвернется от авторитаризма.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru