Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
10 августа 2004 г.

Корреспондент | Panorama

К овладению российским гигантом

Владелец в тюрьме, долги перед налоговыми органами, враждебность со стороны Кремля, решительно настроенного на то, чтобы избавиться от слишком неудобных частных владельцев. Таким образом, рискует прекратить существование одна из крупнейших мировых нефтяных компаний. Интриги и перспективы империи, стоимость которой оценивается в 20 млрд долларов.

"ЮКОС - слишком аппетитный торт", - говорит российский экономист и бывший министр Евгений Ясин. В Москве все пребывают в ожидании: на сколько кусков будет поделен этот торт и, прежде всего, кому достанется самый лакомый кусок.

Предприятие номер один страны формально все еще существует, оно не объявлено банкротом, оно продолжает добывать нефть и все еще котируется на бирже. Но его гибель кажется делом ближайшего будущего. И пока жертва все еще пребывает в агонии, уже сейчас стали делать ставки: кто же станет новым хозяином. Кто унаследует империю олигарха Михаила Ходорковского (его поместили в тюрьму в 2003 году по обвинению в уклонении от налогов, мошенничестве, участии в преступной организации, подлоге), тот станет крупнейшим производителем российской нефти и одним из ведущих участников мирового рынка.

О смерти компании должны были объявить еще в конце июля, когда истекал срок выплаты 3,4 млн долларов по долгам, которые российские налоговики намерены востребовать с нефтяной компании. Акции ЮКОСА превратились в макулатуру, и арест активов предприятия препятствовал проведению каких-либо маневров, государство готовилось реквизировать и продать "Юганскнефтегаз", филиал ЮКОСа, который один производит нефти больше, чем арабский эмират.

Но предупреждение управляющих о том, что компания будет вынуждена объявить себя банкротом и остановить производство, привело к резкому росту цены на нефть на мировых рынках и поставило Кремль в весьма затруднительное положение. Таким образом, в самый последний момент срок платежей по долгам был перенесен на месяц: ЮКОС должен погасить долг в конце августа. "Жестом доброй воли" назвал это решение вице-президент компании Александр Темерко.

В ЮКОСе надеются собрать необходимую средства, чтобы удовлетворить министерство по налогам и сборам и даже выиграть по некоторым искам, которые компания выдвинула против российского государства, чтобы опротестовать законность некоторых требований по платежам. И несмотря на некоторый рост акций на бирже, новость была интерпретирована как начало паузы, которая позволит в более спокойной обстановке вести переговоры по переходу собственности.

Вряд ли Кремль остановится на этом. Кампания против ЮКОСа и ее хозяина началась год назад с официальной мотивировкой призвать к порядку олигархов, появившихся в ельцинскую эпоху, и неофициальной - устранить магната с чрезмерными политическими амбициями и многочисленными связями в Вашингтоне.

Но спустя 12 месяцев запугиваний, арестов и обысков со стороны налоговой полиции и прокуратуры, не считая целой серии судебных процессов, больше похожих на фарс, люди президента Путина даже не пытаются "идеализировать" дело ЮКОСа.

"Накануне президентских выборов, - комментирует Ясин, - цель была политической, и Ходорковского убрали со сцены". После победы Путина на мартовских выборах и предшествующей победы его партии "Единая Россия", которая в декабре 2003 года завоевала большинство в Думе, "появилась новая цель: экспроприировать имущество олигарха", уточняет Ясин.

"Юганскнефтегаз", которой принадлежит нефтяное море в Западной Сибири и стоимость которой оценивается приблизительно в 20 млрд долларов, была оценена российским правосудием в 1,75 млрд. И именно по этой цене она будет реквизирована и продана. Западные инвесторы назвали это сезонной распродажей.

Но не крах российской биржи, с которой утекают западные фонды (17 млрд долларов, по данным Standard&Poor's, которая увязывает утечку средств исключительно с делом ЮКОСа), и даже не сильный удар по имиджу Путина, который за несколько месяцев в иностранной прессе превратился из умеренного либерала в авторитарного антизападника, не остановили Кремль.

Ни к чему не привели требования нефтяной компании об отсрочке платежей и даже торжественное отречение Михаила Ходорковского, который в послании из тюрьмы написал о том, что он отказывается от иллюзии существования либерального общества в России, в лучших традициях покаяний советских заключенных.

Никакого эффекта не произвело назначение на место Ходорковского человека, близкого к Путину, бывшего управляющего Центральным банком Виктора Геращенко, или предложение группы загадочных британских инвесторов ( в действительности, вероятно, группы российских нефтяных магнатов) погасить долги ЮКОСа и гипотетический ущерб, нанесенный государству. Бесполезной, по меньшей мере на данном этапе, оказалась попытка посредничества бывшего канадского премьера Жана Кретьена. Торт, на самом деле, слишком аппетитный.

Вопрос сейчас не в том, выживет ЮКОС или нет, а кто соберет остатки. Представители западных стран, как кажется, исключены из игры, ведь негласным поводом для ареста Ходорковского было, как кажется, его намерение продать компанию американцам. Лишь национальные компании принимают участие в гонке за приз.

Все, как кажется, забыли о демагогических обвинениях в адрес Ходорковского: начиная с того, что он обогатился, купив за гроши в ходе приватизации 90-х годов империю, которая в настоящее время контролирует 2% мировых запасов нефти.

За 10 лет ЮКОС стала самой большой и самой современной российской компанией, постоянно расширяющейся и предпринимающей попытки добиваться прозрачности в делах. Ее продажа или национализация за десятую часть ее реальной стоимости может быть интерпретирована как очередной этап в беспристрастной борьбе с богатством, наносящий ущерб имиджу перемен и нормализации, который Путин сумел создать на четыре года своего первого срока президентства, когда он разъезжал по миру, неустанно повторяя: "Инвестируйте в Россию".

Но если в дикие 90-е годы деньги означали власть, а олигархи скупали правительство на корню, то сегодня власть превратилась в деньги, и государство и его чиновники стали игроками. На протяжении уже нескольких месяцев обсуждается идея создания нефтяной государственной компании, обладающей монополией.

В рамках системы, которая уже поставила практически под полный контроль гражданское общество, СМИ и экономику, оставались лишь олигархи в сфере добычи нефти, единственном секторе, пользовавшемся частичной и опасной самостоятельностью. Но насильственное банкротство четвертой по значению мировой нефтяной компании именно в тот момент, когда цены на нефть достигли исторического максимума, является сигналом, что такая ситуация продлится недолго.

Источник: Panorama


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru