Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
10 августа 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Саакашвили балансирует на грани войны

Поставив в начале лета на колени один мятежный регион, прибегнув при этом к минимальному насилию, президент Грузии Михаил Саакашвили, видимо, намеревается продемонстрировать силу и вернуть под контроль Тбилиси Южную Осетию и Абхазию, которые самопроизвольно объявили себя независимыми.

Саакашвили разыгрывает опасную комбинацию. Бряцая оружием, он может вызвать всплеск межэтнического конфликта и поставить под вопрос достижения и надежды "революции роз".

На протяжении нескольких предыдущих недель между Грузией и ее мятежными провинциями Абхазией и Южной Осетией последовательно разгорался локальный конфликт. На границах создавалось напряжение, войска собирались, а потом расходились. Беспорядочная стрельба в ночное время стала привычной.

На прошлой неделе, за несколько часов до того, как отправиться в запланированную поездку в США, Саакашвили предостерег российских туристов от поездок к черноморскому побережью Абхазии, сказав, что морские суда могут быть обстреляны, так как Абхазия является "зоной конфликта". Российская делегация была обстреляна во время визита в эту зону, как полагают, грузинской стороной.

Угроза насилия со стороны Грузии толкнула Абхазию и Южную Осетию к их единственному серьезному благожелателю - России. Военная риторика Саакашвили выглядит как продуманная попытка вызвать конфронтацию с Россией. Саакашвили заявляет, что российские силы не в состоянии обеспечить безопасность в регионе, и надеется, что США поддержат его усилия по восстановлению власти на всей территории независимой Грузии. Это балансирование на грани войны может легко выйти из-под контроля, вызвав конфликт, который не принесет пользы никому.

Когда в 1991 году Советский Союз рухнул, в новой независимой Грузии точно так же рухнуло всякое подобие законности и порядка. В результате серии кровопролитных войн и межэтнических конфликтов Абхазия, Южная Осетия и Аджария при поддержке России получили максимальную автономию - от статуса независимых их отделяло только отсутствие признания их суверенитета в мире.

Больше чем десять лет они добивались этого нелегкого статус-кво под пристальным наблюдением российских миротворческих сил. В конце прошлого года грузинский коррумпированный режим, возглавляемый бывшим министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе, был свергнут в ходе народного восстания, известного как "революция роз". Во главе этого восстания стоял Михаил Саакашвили. "Революция роз" не заинтересована в сохранении "статус-кво". Без динамических изменений "революция роз" умрет, а с ней и политические амбиции Саакашвили.

Саакашвили во многом преуспел. Всеобщая коррупция и протекционизм, свойственные режиму Шеварднадзе, больше не наносят такого вреда экономике и законности государственной власти. Как и Шеварднадзе, Саакашвили продолжает политику, ориентированную на Запад, в частности на США, причем за счет своего огромного и проблемного в историческом отношении соседа - России. Основная же цель Саакашвили и его революции - возвращение целостности суверенной Грузии.

Из трех мятежных регионов Аджария был самым слабым звеном. Ее этнический состав - грузинский, она не граничит с Россией, и ею управлял коррумпированный клан под предводительством Аслана Абашидзе. Саакашвили выступил с серией скрытых и явных угроз и без особого труда убедил население Аджарии, что Абашидзе должен уйти.

Россия, вмешавшись в критический момент, ясно дала понять, что не заинтересована в препятствовании планам Саакашвили. По слухам, решение России умыть руки в истории с Аджарией было связано с договором, по которому Саакашвили обещал, что не обойдется подобным образом с Абхазией и Южной Осетией.

Большинство населения Абхазии и Южной Осетии не являются этническими грузинами. Оба эти региона граничат с Россией и открыто выражали надежду стать часть Российской Федерации. Эти чрезвычайно автономные и отчасти независимые республики, как и Россия, имеют веские основания, чтобы сохранять существующий "статус-кво": жадность властей обоих регионов и российского миротворческого контингента.

До тех пор пока со стороны Грузии нет прямой военной угрозы, настоящее положение вещей достаточно выгодно, чтобы сохранять его и в дальнейшем. Экономика Абхазии и Южной Осетии в значительной степени основаны на контрабанде и других незаконных видах деятельности, а российский военный персонал вполне счастливо предоставляет для этого все возможности за небольшую плату.

Абхазия и Южная Осетия более чем рады иметь такого заступника, как Россия. Россия, у которой достаточно проблем внутри собственных границ и за их пределами, едва ли видит причины, чтобы идти навстречу плану Саакашвили. Однако, самодовольство одной стороны и конфликтность и амбиции другой могут привести к бессмысленной катастрофе.

Саакашвили твердо настроен привести "революцию роз" к завершению, объединив нацию, не ограничиваясь медленными и недостаточно воодушевляющими политическими и экономическими реформами. Пытаясь продемонстрировать, что Россия не может сохранить мир в Абхазии и Южной Осетии, делая при этом все, чтобы нарушить там мир, он ведет очень рискованную политическую игру.

Надежды Саакашвили на поддержку со стороны Соединенных Штатов тоже плохо продуманы. Россия и США связаны гораздо более прочными нитями в том, что касается так называемого "южного заднего двора" России.

Саакашвили, движимый собственными националистическими чувствами, на волне антикоррупционного подъема и положившись на личный инстинкт политического самосохранения, всеми силами стремится объединить свое разрозненное государство. Однако США и Россия, на беду некоторым закоснелым военным функционерам, договорились, что всякие националистические устремления менее важны, чем борьба с международным терроризмом. С какой бы симпатией США не относились к Саакашвили, едва ли они предложат ему нечто большее, чем публичная поддержка. С другой стороны, Россия не будет уклоняться от конфликта, если Саакашвили сам его вызывает.

Если Саакашвили добивается для объединения своей страны конфликта, то он его получит. Но, ведя себя таким образом, он рискует и без того хрупкой стабильностью той части Грузии, которая находится под его контролем в настоящий момент, и подвергает испытанию народную поддержку, благодаря которой он пришел к власти.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru