Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
10 августа 2015 г.

Марк Франкетти | The Sunday Times

Последние дни олигарха

22 марта 2013 года, в шестом часу вечера, российский олигарх Борис Березовский, публичный "враг номер 1" для Кремля, пришел в ресторан отеля Four Seasons в Лондоне, повествует The Sunday Times. "Ему оставалось жить всего 16 часов", - пишет журналист Марк Франкетти.

В ресторане он собирался дать интервью журналисту Илье Жегулеву, но потребовал выключить диктофон и заявил, что сделает лишь неофициальные заявления. Он сказал: "Я утратил смысл жизни", а также: "Не надо было мне уезжать из России". "Однако возможность вернуться зависела от его архинедруга Владимира Путина", - замечает автор.

Когда Жегулев стал расспрашивать, как Березовский оказался на грани банкротства, тот смутился и прервал интервью, заявив, что опаздывает на встречу. Жегулев вспоминает: Березовский "выглядел сильно расстроенным, сломленным".

Наутро Жегулев сказал его близкому другу Юлию Дубову, что Березовский, возможно, близок к самоубийству. Дубов вспоминает: "Я сказал, что Борис впал в меланхолию, но он же борец по натуре, он выкарабкается". Оба не подозревали, что Березовского уже не было в живых. Он скончался в полдесятого утра, а в три часа дня его телохранитель Ави Навама обнаружил его в ванной комнате, запертой изнутри, в поместье его бывшей жены в Беркшире, где Березовский проживал.

"Вокруг шеи был обвязан оторванный кусок его любимого черного шарфа. Лицо было ярко-пурпурным. Признаков борьбы не было, признаков проникновения со взломом - тоже", - пишет автор. "Полиция обнаружила на поручне душа отпечаток пальца, который не удалось идентифицировать. И все же Скотленд-Ярд считает, что Березовский покончил с собой, а патологоанатом исключил вероятность убийства", - говорится в статье.

Немецкий судмедэксперт, которого наняли родственники Березовского, заявил на коронерском расследовании, что следы от удушения - не такие, которые бывают при подвешивании. Эксперт добавил, что "никогда раньше не видел" пурпурных лиц у самоубийц, которые повесились. Он предположил, что несколько человек убили Березовского и инсценировали его самоубийство. Коронер отверг эту версию, но добавил, что, учитывая хорошую репутацию немецкого эксперта, вынужден оставить вердикт открытым.

Франкетти замечает: логично, что о смерти столь противоречивой фигуры возникло много конспирологических теорий.

По мнению автора, беды Березовского начались в 2008 году, со скоропостижной смерти его ближайшего друга и делового партнера Бадри Патаркацишвили, который управлял их общей бизнес-империей.

"У них были устные джентльменские соглашения, по которым, если верить Березовскому, они разделили все свои активы поровну", - пишет автор. Но завещание Патаркацишвили было оспорено, а информации о сокрытых активах он почти не оставил.

В 2010-м Галина Бешарова, вторая жена Березовского, получила при разводе 100 млн фунтов. Затем Березовский подал в суд на Романа Абрамовича. По словам Дубова, "он думал, что откровения, которые всплывут в суде, поставят Путина в неловкое положение".

Но судья вынесла решение не в пользу Березовского, а также назвала его в вердикте "ненадежным свидетелем".

"Урон для репутации - гораздо больше, чем удар по финансам, - подействовал на него всего сильнее", - говорит его бывший зять Егор Шуппе.

Все его близкие знакомые, даже те, кто не верит в самоубийство, сходятся на том, что тогда Березовский впал в глубокое уныние.

"Он говорил, что не знает, как жить дальше. Мы перестали выходить в свет, он не желал никого видеть. Почти ничего не ел, страдал бессонницей", - сказала в интервью Франкетти модель Катерина Сабирова, тогдашняя подруга Березовского.

Его финансы пострадали от проигрыша дела: суд обязал его возместить гонорары юристов с обеих сторон (по данным газеты, около 100 млн фунтов).

Сабирова вспоминает, что однажды попросила у него денег на шопинг в Лондоне. "Он сказал, что с деньгами у него туго и им придется поберечь деньги, а затем дал 1 тыс. фунтов", - пишет газета. "Обычно он давал больше, - говорит Сабирова. - Я сказала, что надо бы экономить и я лучше отложу часть из этой тысячи на черный день. Он сказал: "Нет, в следующий раз я что-нибудь придумаю".

Вдобавок его гражданская жена Елена Горбунова подала иск на Березовского, и суд наложил арест на его последние активы. В итоге Березовский задолжал без малого 300 млн фунтов.

В прошлом году Березовский был посмертно объявлен несостоятельным должником. Но его многочисленные кредиторы все же добиваются возмещения убытков. "Инсайдеры говорят, что накаляется ссора между Бешаровой и Горбуновой за арестованную французскими властями недвижимость на Лазурном ", - пишет автор.

Родственники говорят: после тяжбы с Абрамовичем Березовский лечился от клинической депрессии. Он принимал антидепрессанты, но перестал после того, как от них заболела печень. Считается, что это усугубило его резкие перепады настроения.

Друзья и родственники также свидетельствуют, что Березовский разочаровался в Западе. Он подозревал, будто за вердиктом по делу Абрамовича стоял политический сговор с целью задабривания Кремля.

По некоторым сведениям, за три месяца до смерти Березовский написал Путину письмо, где просил прощения и умолял разрешить ему вернуться в Россию.

В начале марта Березовский вычеркнул двух бывших жен из своего завещания и вписал в него 88-летнюю мать, у которой обнаружили рак в терминальной стадии. Автор предполагает: он думал, что ему осталось жить недолго.

Но в последние несколько дней перед смертью настроение у Березовского, казалось, улучшилось. 18 марта он строил планы на поездку в Израиль с Сабировой. Он поговорил с Шуппе, который оплачивал авиабилеты ему и Сабировой. "Шуппе, состоятельный интернет-предприниматель, сказал ему, что до конца месяца будет оплачивать его телохранителя и другие расходы, но ему не по карману поддерживать его в дальнейшем", - пишет автор.

В тот же день Березовский позвонил в Москву своему другу Рафаэлю Филинову и попросил у него 3 тыс. долларов взаймы для Сабировой. "Он также позвонил в Латвию некому бывшему деловому партнеру и пригласил его встретиться на Мертвом море, поскольку хотел поделиться одной идеей", - передает Франкетти.

В среду, за три дня до смерти, он встречался с Владимиром Гусинским. "В 1990-х эти два магната были как союзниками, так и яростными врагами. Источники говорят, что Гусинский согласился одолжить деньги Березовскому и что они собирались вновь встретиться в Израиле", - говорится в статье. "У него было ощущение, что он вне игры и сбился с пути... но он сказал, что готов бороться", - сказал позднее Гусинский.

22 марта Березовский поговорил с магнатом Михаилом Черным, живущим в Израиле, и попросил забронировать ему номер в гостинице.

Затем он поехал на встречу с Жегулевым, описанную в начале статьи.

Последний разговор Шуппе (который тогда находился в Киеве) с бывшим тестем состоялся по скайпу менее чем за 10 часов до смерти Березовского. "Они беседовали больше часа о поездке в Израиль, а также о том, как сайты разоблачителей усиливают позиции простых людей в борьбе с правительствами", - пишет автор. "Он был абсолютно нормальный. Разговор у нас получился вдохновляющий, - сказал Шуппе. - Он был в настроении, подобающем для человека, который скоро отправится в Израиль. Я видел его на самом дне, когда я за него по- настоящему боялся. Но тогда я подумал, что, возможно, худшее мы уже повидали и смогли вытащить его из этого состояния".

Спустя несколько часов Шуппе узнал о его смерти. Он вылетел в Лондон и из аэропорта направился прямо в морг: "Я должен был проститься с ним и увидеть его собственными глазами, потому что просто не мог в это поверить. Я знаю, что Борис мог покончить с собой, но спустя два года все еще не знаю, действительно ли он это сделал. У меня это до сих пор в голове не укладывается".

Источник: The Sunday Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru