Архив
Поиск
Press digest
22 сентября 2020 г.
10 декабря 2015 г.

Декстер Филкинс | The New Yorker

Что делают турецкие войска в Северном Ираке?

"На прошлой неделе несколько сотен турецких военнослужащих при поддержке танков и артиллерии перешли границу с Ираком и заняли позиции возле города Мосул, удерживаемого с прошлого года ИГИЛ (запрещенным в РФ. - Прим. ред.). Турки прислали в подкрепление батальону военные самолеты и сотрудников разведки", - пишет корреспондент The New Yorker Декстер Филкинс. В то же время воздушное пространство над Северным Ираком было закрыто на протяжении почти всех последних десяти дней, потому что через регион летели российские крылатые ракеты, запущенные с кораблей в Черном море, отмечает он.

"Не вполне ясно, зачем и с чьего разрешения турки приказали своим солдатам перейти границу. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади открыто выразил протест. То же сделали и США. Так что же случилось? И, в любом случае, почему турки посылают войска в этот нестабильный регион?" - задается вопросами автор статьи.

"Вступление турок в Ирак является последним в череде геополитических маневров склонного к браваде и импульсивного турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. По большей части они связаны с гражданской войной в Сирии", - говорится в статье. Чтобы добиться свержения президента Башара Асада, турецкое правительство поддерживало одни из самых экстремистских повстанческих группировок, в том числе ИГИЛ, пишет Филкинс. "Исламское государство" не смогло бы распространиться так агрессивно, если бы не помощь Турции", - полагает автор статьи.

"Затем в прошлом месяце Турцией был сбит российский бомбардировщик, и Эрдоган, несмотря на то, что его сирийская политика потерпела крах, вступил в конфликт со своим намного более мощным соседом. Путин, действуя как расчетливый бывший разведчик, каким он и является, тогда опубликовал массив разведданных, разоблачивших степень официального сотрудничества Турции с ИГИЛ в незаконной переправке нефти", - говорится в статье.

По мнению автора, "это подводит нас к турецким войскам в Ираке".

Он отмечает важное стратегическое значение Мосула для борьбы с ИГИЛ.

В Ираке не существует сил, способных вступить в Мосул, выгнать оттуда ИГИЛ и занять город, и, возможно, долгое время таковых не будет. Очевидно, что Турция, которая сама преградила себе путь к решению сирийского кризиса, хочет участвовать в любых событиях в Северном Ираке, рассуждает Филкинс.

"Возымеет ли это эффект? Возможно. Но становится все опаснее, что со столь многими странами, соперничающими за влияние в Сирии и Ираке, события могут выйти из-под контроля", - предупреждает автор.

Источник: The New Yorker


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru