Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
10 мая 2006 г.

Бреет Стефенс | The Wall Street Journal

Кошерные рецепты для ЦРУ

Моральный дух в агентстве упал на самое дно, так же, как и репутация агентства в обществе. Директор вынужден уйти в отставку. Отношения с политиками напряженные. Произошло несколько громких провалов операций, и такой провал почти разрушил отношения с одним из ключевых ближневосточных союзников.

ЦРУ Портера Госса? Нет. Речь шла о "Моссаде", легендарном израильском шпионском агентстве образца 1997 года. В сентябре того года провалившаяся попытка "Моссада" ликвидировать лидера "Хамаса" Халеда Машаля в иорданском Аммане спровоцировала острый политический кризис между еврейским государством и его хашемитским соседом. Спустя пять месяцев был арестован другой агент "Моссада" - его застукали за прослушиванием телефонной линии в Берне. Конвульсии агентства получили широкую огласку. "Швейцария подтверждает новое фиаско израильских агентов", - писала The New York Times.

Сегодня "Моссад" снова на коне. Среди прочего, предполагается, что именно "Моссад" устроил покушения на террористических лидеров "Хезболлах" Али Хусейна Салеха в 2003 году и Джалиба Аввали в 2004 году. Так что стоит обратить внимание на то, как "Моссад" подремонтировал свой дом - и на то, что могут посоветовать назначенному директором ЦРУ Майклу Хайдену два бывших израильских главы шпионской сети.

Эфраим Халеви, шеф "Моссада" с 1998 по 2002 год и автор мемуаров "Человек в тени", предложил свои рекомендации в телефонном интервью. Новый директор "сначала должен приложить усилия, чтобы быстро улучшить имидж организации путем положительных результатов работы. Он должен восстановить доверие на политическом уровне, а это будет нелегко, потому что политические лидеры будут относиться к суждениям разведки с подозрительностью. Он должен укрепить доверие и уважение к военным. Он должен встать на защиту своего народа и не прятаться за чужой спиной. И он должен дать волю творчеству: пусть творческое начало и мужество проявят себя".

Халеви знает, о чем говорит. "В самом начале моей работы возникла кризисная ситуация", - вспоминает он. Одна турецкая газета сообщила - ложно, по словам Халеви - что "Моссад" причастен к похищению Абдуллы Окалана, курдского лидера террористической организации РКК. Сообщение, которое подвергло израильтян риску возмездия со стороны PKK, нужно было опровергнуть, но так, чтобы в это поверили. Вместо публичного опровержения Халеви распространил в "Моссаде" внутреннюю докладную, в которой опровергалась какая-либо причастность к операции по похищению Окалана. Докладная "просочилась" в СМИ. Нужное впечатление было создано.

Вот урок для генерала Хайдена: если утечка происходит, то она должна быть санкционирована и преследовать определенную цель. В последние годы ЦРУ утратило эту способность, отчасти из-за глубоко сидящего враждебного отношения к администрации Буша (обратите внимание на карьеры антибушевских шпионов Валерии Плейм, Пола Пиллара, Майкла Шойера и Мэри Маккарти), отчасти в результате действий карьеристов, считавших, что Госс обошелся с ними негодным образом.

В целом, однако, Халеви оценивает перспективы ЦРУ достаточно оптимистично. "Я полагаю, качество разведки продолжает оставаться очень высоким", - считает он. Халеви поддерживал взаимоотношения с ЦРУ на протяжении почти 40 лет, в течение которых "он не видел сокращения" калибра работы. Непонятно, искренен ли он или это простая вежливость.

Менее оптимистичен Узи Арад, бывший глава разведывательного отдела "Моссада", ныне директор Института политики и стратегии при Израильском междисциплинарном центре в Герцлии.

"У меня такое впечатление, - отмечает он, - что вместо того, чтобы стремиться компенсировать годы абсентеизма и отставания, агентство продолжает вести растительную жизнь".

Арад сравнивает это с тем, что произошло в последние годы с американскими вооруженными силами. "Сфера разведки переживает революцию, аналогичную революции в военных делах", - подчеркивает он. Однако, в то время как Пентагон разрабатывает новые технологии и стратегии, ориентированные на новый геополитический пейзаж, ЦРУ адаптируется "с запозданием, и одна неудача следует за другой".

"В прошлом, - говорит Арад, - секретность и расчленение доступа считались в разведывательном сообществе достоинствами, часто за счет успешных совместных усилий. Это имело смысл во время холодной войны, когда США противостоял враг, способный проникнуть в систему. Но "Аль-Каида" и Иран, вероятно, не способны внедриться в систему так, как могло КГБ. Так что, возможно, нам нужно отойти от культуры секретности и привнести больше единства, больше синхронизации, добиться большего объединения разрозненных ресурсов".

Это не единственная проблема, как считает Арад. "Несмотря на нынешние реформы, - говорит он, - американская система очень большая, очень сложная, и многое стоит на защите институциональных интересов, а не интересов безопасности".

В "Моссаде" работает около двух тысяч агентов и офицеров. В ЦРУ, вероятно, в 10 раз больше, и это - всего одно из 16 американских разведывательных агентств. Однако количество ресурсов никак не улучшило качество американской разведки. Например, прошлогодний доклад Робба-Силбермана, посвященный иранской ядерной программе, показал, как пугающе мало знает Америка.

Учреждение в 2004 году поста директора по национальной разведке должно было упростить систему и принести связность того рода, к которой призывает Арад. Но, напротив, при Джоне Негропонте этот пост стал еще одним гвоздем в разведывательной бюрократии: Негропонте пытался навязать свою волю непокорному, но слабому ЦРУ и даже еще более непокорному, но сильному Разведывательному управлению министерства обороны США. Как директор ЦРУ выберется изо всей этой каши, остается загадкой. Госсу это не удалось.

И все же израильский пример должен дать ЦРУ повод надеяться на то, что агентство снова может стать эффективным - при условии, что у него будет хорошее руководство. "Слишком часто в истории и израильской, и американской систем, - замечает Арад, - руководителей забрасывали в разведывательные службы потому, что они были отличными адмиралами, отличными генералами или отличными управленцами. Однако разведка остается специфической сферой. Чтобы работать в ней, нужно иметь к этому особую склонность. Инстинкт. Любовь".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru