Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
10 октября 2006 г.

Гленн Кесслер и Питер Бейкер | The Washington Post

"Ось зла" вновь не дает покоя Соединенным Штатам

Спустя почти пять лет после того, как президент Буш назвал Ирак, Иран и Северную Корею "осью зла", отношения его администрации с каждой из этих стран дошли до состояния кризисных. Северная Корея говорит о проведении первых ядерных испытаний, Иран отказывается остановить программу по обогащению урана, а Ирак по прошествии трех с половиной лет с начала американского вторжения скатывается к гражданской войне.

Каждая проблема подпитывает другие, ставки растут, и Бушу с советниками приходится серьезно размышлять над происходящим, считают аналитики и представители властей США. Ухудшающаяся ситуация в Ираке подорвала доверие к американской дипломатии и ограничила военные ресурсы правительства, из-за чего страны-изгои все больше убеждаются, что можно действовать, не опасаясь серьезных последствий. Иран тем временем будет пристально наблюдать за дипломатической реакцией на недавние северокорейские испытания, чтобы понять, насколько далеко ему можно зайти в собственной ядерной программе.

"Иран будет очень внимательно следить за действиями Совета Безопасности ООН в ответ на испытания в Северной Корее, - считает Роберт Дж. Эйнхорн, старший специалист Центра стратегических и международных исследований (CSIS). - Если ООН не выступит жестко, то Иран решит, что дорога открыта и можно действовать безнаказанно".

Майкл Е. О'Хэнлон, преподаватель Брукингского института и соавтор недавней книги "Жесткая власть: Новая политика национальной безопасности" считает, что ответ США Северной Корее породит ответную волну. "Без сомнения, Иран будет следить за происходящим. Северная Корея наблюдала за происходившим в Пакистане и видела, что наказание Пакистана не было ни слишком жестким, ни слишком продолжительным, - говорит он. - Иран определенно примет к сведению, если с Северной Кореей обойдутся чересчур нежно".

Политические стратеги спорят о том, как северокорейские испытания повлияют на промежуточные выборы в США, которые состоятся через четыре недели. Некоторые республиканцы предсказывают, что это отвлечет внимание от скандала с конгрессменом Марком Фоли и напомнит избирателям о мировых опасностях, с которыми лучше справляются жесткие лидеры. Ряд демократов настаивают, что последние события будут рассматриваться как очередная внешнеполитическая ошибка Буша, и пытаются поскорее возложить вину на республиканцев. "Поможет ли это республиканцам? - спрашивает Джим Мэнли, пресс-секретарь лидера сенатского меньшинства Гарри М. Рейда (демократа, сенатора от Невады). - Ответ абсолютно отрицательный. Это еще один существенный просчет нынешней администрации во внешней политике".

В докладе конгрессу о положении в стране, с которым Буш выступил в 2002 году, он делал упор на переход от войны против "Аль-Каиды" к возможному столкновению с Ираком и высказался относительно Северной Кореи, Ирака и Ирана. Он заявил: "Подобные государства и их террористические союзники создали ось зла, они вооружаются, создавая угрозу миру во всем мире. Разрабатывая оружие массового уничтожения, эти страны представляют серьезную, все увеличивающуюся опасность <...> Во всех этих случаях платой за безразличие будет катастрофа".

Все три вопроса вышли на передний план в 2003 году: армия Соединенных Штатов вторглась в Ирак и не обнаружила там оружия массового уничтожения; Северная Корея под контролем международных наблюдателей начала производство оружейного плутония из топливных стержней; Иран заявил, что ранее секретная программа по обогащению урана достигла серьезных успехов.

В отличие от мер, примененных к Ираку, как северокорейский, так и иранский ядерный кризис администрация постаралась разрешить с помощью дипломатии. Но прогресс оказался медленным - отчасти потому, что Соединенные Штаты отказались вести двусторонние переговоры с этими государствами, согласившись сесть за стол переговоров лишь с участием прочих стран.

Бывший сенатор Сэм Нанн (демократ, штат Джорджия) обвинил администрацию в том, что она в первую очередь сосредоточилась на Ираке, хотя наибольшую угрозу представляли Северная Корея и Иран. "Из всей "оси зла" мы начали с Ирака, когда у этих стран еще не было ядерного оружия, и тем самым дали им понять, что лучше как можно быстрее создать такое оружие, - заявил он. - Я считаю, что мы начали не с того конца".

Вчера администрация начала массированное наступление в Совете Безопасности, предложив элементы жесткой резолюции, включающей установление оружейного эмбарго и ряд обязательных для членов ООН финансовых и торговых санкций. США также призвали международных инспекторов как в Северной Корее, так и за рубежом способствовать осуществлению данных санкций.

Вчера власти США особенно внимательно следили за реакцией Китая, долгое время бывшего основным сторонником Северной Кореи. Китайское правительство публично осудило проведенные испытания в необычайно жестких выражениях, и представители высшего руководства США сообщают, что неофициальная реакция китайских властей была столь же сильной. Китай всегда отказывался от давления на Северную Корею, опасаясь, что северокорейское правительство рухнет и на его границах окажется множество беженцев. "Вопрос в том, что лучше: хаос в Северной Корее или ядерное оружие в Северной Корее", - высказался один из китайских чиновников, пожелавший остаться неизвестным, опасаясь вызвать дипломатические последствия.

Государственный секретарь Кондолиза Райс, судя по всему, намеревается вскоре совершить поездку в этот регион, чтобы заручиться поддержкой со стороны Китая, Японии и Южной Кореи в том, что касается жестких ответных мер. Ряд экспертов предсказывают, что, несмотря на недовольство китайских властей, достаточное для того, чтобы ввести определенные санкции, Китай остановится перед таким давлением на Пхеньян, которое может привести к падению правительства. "Мне не кажется, что будут введены всеобъемлющие санкции", - полагает бывший эксперт Белого дома по азиатским вопросам Майкл Дж. Грин, сейчас работающий в Центре стратегических и международных исследований.

Джеймс Б. Стейнберг, заместитель советника по национальной безопасности президента Билла Клинтона, а ныне декан Института общественных дел Линдона Б. Джонсона в Техасском университете в Остине, полагает, что испытания, проведенные Северной Кореей, поднимут более серьезный вопрос, который перекликается с линией Рональда Рейгана, проводившейся в предвыборную кампанию 1980 года. "Что касается "оси зла", - говорит Стейнберг, - то разве ситуация с этими странами стала лучше за последние четыре года? Очевидный ответ состоит в том, что ситуация стала хуже, чем была четыре или шесть лет назад, если брать во внимание проблемы с нераспространением ядерного оружия в Северной Корее и в Иране. Я убежден, что ситуация с нашей общей безопасностью стала хуже из-за происходящего в Ираке".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru