Архив
Поиск
Press digest
7 мая 2021 г.
11 апреля 2007 г.

Дэвид Игнатиус | The Washington Post

Призрак холодной войны

Отмотаем пленку на январь 1964 года: Америка все еще не оправилась от убийства президента Джона Кеннеди, и следователи не знают, как оценить тот факт, что предполагаемый убийца, Ли Харви Освальд, три года прожил в Советском Союзе. Причастны ли русские к убийству Кеннеди?

Потом в Женеве всплыл на поверхность перебежчик из КГБ Юрий Носенко, который сказал своим связным из ЦРУ, что он знает, что Советский Союз не имеет никакого отношения к Освальду. Откуда у него такая уверенность? Потому что он видел материалы КГБ по Освальлду и знает, что разведслужба никогда не рассматривала возможность завербовать его.

Для многих экспертов, специализирующихся на шпионаже, история Носенко всегда выглядела слишком хорошей, чтобы быть правдой. Как удачно он решил перейти на другую сторону в тот самый момент, когда шишки КГБ стремились довести до комиссии Уоррена информацию о пребывании Освальда в России.

Более того, Носенко принес с собой и другие дары, которые при ближайшем рассмотрении тоже вызывали подозрения - информация, казалось, призвана отвлечь внимание агентов ЦРУ от вероятности, что их коды были взломаны и в их святая святых могли проникнуть.

Дело Носенко - одна из неприятных загадок истории холодной войны. Она мучила легендарного шефа контрразведки ЦРУ Джеймса Джизуса Энглтона до конца его дней. Она будоражила целые поколения писателей и сценаристов. Самым последним порождением этой истории стал запутанный шпионский фильм Роберта де Ниро "Ложное искушение" (The Good Shepherd).

Теперь оперативный сотрудник ЦРУ, который изначально занимался делом Носенко, Теннент Бэгли, написал свое собственное изложение событий. И это сенсация. Читая эту книгу, невозможно не усомниться в добросовестных намерениях Носенко. Многие читатели придут к выводу, что Энглтон был все это время прав, когда говорил, что Носенко - фальшивка, подстава КГБ для обмана доверчивого ЦРУ.

Разумеется, это не является официальным мнением ЦРУ. Разведывательное управление выразило одобрение Носенко в 1968, а потом в 1976 году. Действительно, как это часто случается, само управление оказалось в роли злодея, когда критики набросились с обвинениями на Энглтона, Бэгли и других скептиков за их жесткое ведение допросов Носенко. В своем стремлении успокоить шумиху ЦРУ даже пригласило Носенко прочитать молодым офицерам лекции о контрразведке.

Мне довелось встретиться с Энглтоном в конце 1970-х, на закате его жизни в тени. Я был репортером, тогда еще даже не 30-летним, и мне пришло в голову пригласить на обед легендарного шефа контрразведки. (В те времена даже сверхсекретные агенты в отставке вносили свои телефоны в справочники. Я все еще мысленно слышу в трубке его леденящий душу четкий голос с автоответчика: "В данный момент нас нет дома:") Энглтон прибыл в свой излюбленный уголок - Клуб Армии и флота на Фаррагат-сквер. Он был тощий как скелет и в черной одежде.

Он мог бы сыграть сам себя в кино. В нем были видны все те уникальные черты, которые стали частью мифа Энглтона: он изящно держал сигарету Virginia Slims между большим и указательным пальцем и потягивал крепкий коктейль через длинную тонкую соломинку.

И он был одержим делом Носенко. Он призывал меня в серии интервью заняться еще одним перебежчиком из России под кодовым именем "Саша", который, как он был убежден, тоже был частью обманного трюка КГБ. Этот человек работал в своей небольшой багетной мастерской в Александрии и был совершенно не похож на мастера шпионажа. Постепенно я заключил, что Энглтон не в себе, а после того как я написал, что его самого одно время подозревали, не выступает ли он двойным агентом, он перестал отвечать на мои звонки.

Книга Бэгли "Шпионские войны" должна снова открыть дело Носенко. Бэгли собрал сильные доказательства того, что советский перебежчик не мог быть тем человеком, за которого себя выдавал: не мог видеть материалы дела Освальда, не мог говорить правду о том, как КГБ раскрыл двух внедрившихся агентов в Москве. По словам Бэгли, даже Носенко в конце концов признал, что часть из рассказанного им ЦРУ, не соответствовала действительности.

Какой более масштабной цели служил этот обман? Бэгли утверждает, что истинная задача КГБ заключалась в отвлечении внимания ЦРУ от того обстоятельства, что русские завербовали одного американского шифровальщика в Москве в 1949 году и, возможно, двух других чуть позднее. Вероятно, КГБ также рассчитывал таким образом защитить своего агента, давно внедренного в ЦРУ (и по сей день не раскрытого).

Пройдитесь под руку с Бэгли по этой тропе паранойи, и вы вспомните, как хорошо умеют русские играть в эти трехмерные шпионские шахматы. На протяжении столетия их шпионы создавали целые сети иллюзий - фальшивые диссидентские движения, подставные шпионские службы - чтобы обеспечить желаемую реакцию.

Читая книгу Бэгли, я не мог избавиться от мысли: "В какие игры разума играют с нами русские сейчас?"

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru