Архив
Поиск
Press digest
18 января 2021 г.
11 августа 2004 г.

Аркадий Островский | Financial Times

Дело о политическом убежище портит отношения Великобритании с Москвой

Четыре года назад, в канун президентских выборов в России, Тони Блэр пошел на дипломатический риск, протянув руку поддержки Владимиру Путину. Подразумевалось, что этим жестом ознаменуется начало прекрасной дружбы.

За две недели до выборов британский премьер-министр вместе с будущим российским президентом посетил спектакль "Война и мир" в Мариинском театре Петербурга. Из царской ложи союзники смотрели, как русская армия побеждает Наполеона. Путин был благодарен, хотя российские либералы пришли в ярость. Казалось, что дружеские отношения обеспечены.

Четыре года спустя кажется, что Блэр проиграл. Россия уделяет больше внимания Германии и США, тогда как Москва и Лондон преодолевают один из самых ухабистых участков в своих отношениях после краха коммунизма. Напряженность достигла наивысшей точки три месяца назад, когда российская милиция провела обыски в офисах Британского совета, обвинив эту организацию в уклонении от уплаты налогов.

Истинной причиной напряженности было прошлогоднее решение Великобритании предоставить политическое убежище двум сильнейшим противникам Путина.

Один из них - Борис Березовский, неоднозначная фигура, магнат, бросивший вызов Путину и принужденный покинуть Россию, где его обвиняют в мошенничестве. Второй из них, Ахмед Закаев, является членом свергнутого чеченского правительства и Москва обвиняет его в терроризме.

Оба они получили политическое убежище на том основании, что на родине суд над ними не будет справедливым. После дружеского начала с Блэром Россия сочла, что ее унизили. Москва ответила риторикой времен холодной войны, обвинив Лондон в двойных стандартах. Но дипломатическая ссора из-за Березовского и Закаева обнаружила более глубокие разногласия между двумя странами.

Стивен Водсворт, заместитель главы британского посольства в Москве, поясняет: "Нас разочаровало то, что Россия посчитала случаи Закаева и Березовского политическими решениями и отреагировало на них негативно. Мы объяснили, что эти решения продиктованы законом. Реагировать на них как на политические непродуктивно".

Александр Удальцов, высокопоставленный чиновник российского МИДа, курирующий отношения с Великобританией, говорит: "Мы считали и продолжаем считать это решение явно политическим. Антироссийская деятельность, которую эти люди ведут в Великобритании, является постоянным раздражителем в наших отношениях, и его необходимо ликвидировать".

Не стоит недооценивать достижения, которые предшествовали разногласиям. В прошлом году Путин стал первым с 1874 года российским лидером, совершившим государственный визит в Англию. Великобритания остается крупнейшим инвестором в российскую экономику после того, как BP создала с нефтяной компанией ТНК совместное предприятие стоимостью 14 млрд долларов. Но российские и британские дипломаты признают, что проблема Березовского и Закаева поднималась в ходе всех официальных контактов нынешнего года, включая встречи Путина с Блэром. "Мы считали, что прояснили свою позицию, но около трех месяцев назад этот вопрос стал возникать снова", - говорит британский дипломат.

Россия утверждает, что Британский совет, не имеющий дипломатического статуса, должен платить налог на прибыль, которую он получает от преподавания. Но когда российская милиция появилась в офисах Британского совета и начала рыться в документах, британские дипломаты знали, что это не связано с налогами. "Мы могли ответить на все вопросы и без подобных спектаклей", - говорит Водсворт. Министр иностранных дел Британии Джек Стро выступил с публичным заявлением, объяснив, что решения об убежище были приняты на основе закона и не означают политической поддержки этих людей. Российский МИД ответил с чисто советским презрением. "Нас кормят давно известными и неубедительными аргументами. Но из заявления явствует, что Лондон осознает пагубное влияние политизированных и предвзятых решений о предоставлении убежища Березовскому и Закаеву".

По мнению наблюдателей, Россия не верит Великобритании потому, что ее собственная судебная система всегда была продолжением политики, и ей кажется немыслимым то, что глава страны не может кого-то экстрадировать.

"Если бы Блэр хотел что-то сделать, он нашел бы способ", - заявил высокопоставленный российский дипломат.

"Нам очень трудно объяснить, что политик не может повлиять на решение суда, - отвечает его британский коллега. - Проблема в том, что они думают, будто весь мир поступает так же, как они".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru