Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
11 июля 2005 г.

Лорен Милло | Libération

Елена Батурина утверждает, что не смешивает политику с бизнесом

"Жестокая", "корыстная", "мужеподобная"... Российские журналисты и ее друзья предупредили меня перед встречей: Елена Батурина, супруга московского мэра и первая миллиардерша в России, не из тех людей, с которыми комфортно. Чтобы добраться до ее кабинета в высоком красивом здании, нужно пройти мимо ее многочисленных сотрудников - мужчин, которые относятся к ней со смешанным чувством восхищения и трепета.

"Да, она жесткий человек, - говорит один из них. - Но она из тех, кому все удается. И не только в бизнесе: она отлично играет в теннис, стреляет, ездит верхом, а с недавних пор еще и играет в гольф... Она все умеет!"

В итоге, переступив порог ее просторного кабинета, я вижу невысокую блондинку, которая вскакивает с начальственного кресла, чтобы поздороваться, пытается улыбаться и мило отвечать на вопросы. В то время как российские миллиардеры прячутся по своим офисам, напуганные арестом хозяина ЮКОСа, Елена Батурина принимает посетителей. Она уверенно выполняет свои функции супруги мэра и королевы московской недвижимости. В ее фирме "Интеко", производящей самые разные товары (от пластмассовых чашек до коровьего молока) и опирающейся в основном на строительный бум в Москве, занято сегодня 15 тысяч сотрудников.

"Если бы это действительно было так просто - разбогатеть в качестве "жены кого-то, - говорит она, - то жены министров, премьер-министра или президента были бы богаче меня. У них намного больше возможностей для бизнеса, чем у меня! А самой богатой женщиной мира была бы жена Кофи Аннана!"

Родившаяся в не самой обеспеченной семье в советской стране, где в любом случае не было "ни очень богатых, ни очень бедных", Елена Батурина считает свои деньги доказательством собственного успеха. Журнал Forbes, который ежегодно составляет список богатейших российских миллиардеров, поставил ее в этом году на 29-ю строчку рейтинга, оценив ее состояние в 1,4 млрд долларов.

"На самом деле, может быть, эта сумма чуть больше или чуть меньше, - говорит она. - Но для меня деньги не цель, а средство, которое позволяет развивать свой бизнес. В обычной жизни мы тратим немного. Мне не нужны яхты или дома за границей. Зачем покупать корабль, если использовать его всего один месяц в году? Лучше взять его в аренду, когда захочется. Потом, мы все равно любим проводить отпуск в разных местах: то на Средиземном море, то в Африке... Или в России, в настоящих диких местах, где мы сплавляемся по рекам на плоту".

От своих родителей, работавших на одном из московских заводов, Елена, как она говорит, унаследовала трудолюбие. "Я сама начинала работницей на заводе, - рассказывает она, - а училась на вечернем: это позволяло семье иметь лишнюю зарплату. Но вскоре я бросила завод, потому что для меня было невыносимо рано вставать, - признается она. - Я по натуре "сова", и просыпаться рано для меня трагедия".

В котором же часу она просыпается сегодня? - "Очень поздно!" - И все же, по словам ее сотрудников, к 11 часам она появляется в своем кабинете, который покидает часов в шесть, а то восемь вечера.

Уйдя с завода, юная Елена нашла себе работу в комиссии Мосгорисполкома по кооперативной деятельности, которая на закате коммунизма создавала первые частные предприятия. Именно там она встретила Юрия Лужкова, который и возглавлял эту комиссию.

"Будущий мэр Москвы, конечно, мог найти себе более привлекательную жену, - вспоминает Валерий Дранников, бывший сотрудник комиссии, а ныне журналист еженедельника Newsweek. - Но Леночка уже тогда отличалась умом и хваткой. Я уверен, что, даже не став женой мэра Москвы, она сделала бы состояние. Может быть, не так быстро, но сделала бы".

Юрий Лужков на 27 лет старше ее, к тому времени он был вдовцом. Она утверждает, что "ни секунды не сомневалась", выходить ли ей за него. От этого брака родились одна промышленная империя и две дочки, Алена и Ольга, которые учатся сегодня в элитном подмосковном лицее, основанном... их матерью.

"Это один из моих любимых проектов, - говорит она. - Там преподаются не только классические предметы, но и те, которые, как мне кажется, детям необходимы - например, религия или искусство". Месяц обучения в лицее стоит 2 тысячи евро, что в 10 раз превышает зарплату среднего россиянина.

Юрий Лужков, работающий мэром Москвы уже четвертый срок, объявил, что в 2007 году уйдет в отставку, что может сулить ее бизнесу определенные проблемы. Похоже, она к ним уже готова: только что она продала два своих цементных завода и домостроительный комбинат, чтобы сосредоточиться на недвижимости и освоении совершенно новой области - сельского хозяйства. В Белгородской области она купила 100 тысяч гектаров земли, которые намерена интенсивно эксплуатировать.

"Мне стало стыдно за российское сельское хозяйство, - говорит она. - Я решила попробовать, показать, что при современных технологиях сельское хозяйство тоже может быть доходным бизнесом. Во всяком случае, я в 2007 году выходить в отставку не собираюсь. Моим дочерям тогда будет 13 и 15 лет. В этом возрасте я не буду им так уж нужна!"

В стране русских кокеток, где женщина блестит накрашенными губами, она, конечно, выделяется на общем фоне. Елена Батурина очень умеренно пользуется косметикой и охотно носит костюмы или другую одежду, скрывающую ее формы. Но она обижается, когда ее называют неженственной. "Это чистый мачизм. Говорят, что у меня мужские качества, потому что не хотят признать, что женщина может заниматься бизнесом не хуже мужчины!" По ее словам, главный секрет ее успеха - это умение окружать себя надежными людьми, создавать кадровую "команду".

А политика? В 1999 году она пыталась выдвигаться в депутаты от Калмыкии, где она строила Дворец шахмат. Не было ли у нее тогда намерение занять место мужа, а то и самого Владимира Путина? Она не отвечает ни да, ни нет, комплиментарно отзываясь о президенте Путине. "У нас дружеские отношения, - уверяет она. - Путин сделал Россию более предсказуемой, это очень важно для бизнеса".

А арест миллиардера Ходорковского, приговоренного недавно к девяти годам лишения свободы за вызов, брошенный Кремлю? "Я не следила за ходом процесса во всех деталях, - отвечает Батурина. - Но я считаю, что у налогового ведомства имелись обоснованные претензии к ЮКОСу. Мне приходилось иметь дело с одним из подразделений ЮКОСа. Они пытались завладеть пакетом акций, собственницей которого была я. Уверяю вас, действовали они не вполне корректными методами".

Так как насчет ее политического будущего? Елена Батурина морщится: "Политика - это что-то очень виртуальное. Я из тех, кому больше по душе конкретные вещи. И потом, в политике я уже достаточно повидала, чтобы понять, что это такое".

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru