Архив
Поиск
Press digest
13 сентября 2019 г.
11 июля 2008 г.

Роберт Скидельский | The Times

Россия и Великобритания: охлаждение очевидно... но до холодной войны еще далеко

Причины плохих отношений следует искать в имперском прошлом

Очевидно, что у России установились плохие отношения с Великобританией - гораздо хуже, чем с любой другой страной ЕС и Соединенными Штатами. Вчерашний скандал, разразившийся после того, как русские обвинили высокопоставленного дипломата в Москве в сотрудничестве с британской разведкой, - лишнее тому доказательство.

Так что не удивительно, что часовая встреча Гордона Брауна с президентом Медведевым, состоявшаяся на этой неделе на саммите G8 в Японии, не помогла уладить пятилетние распри между Россией и Британией.

Сообщалось, что Браун поднял три вопроса: убийство перебежчика из КГБ Александра Литвиненко в Лондоне два года назад и отказ России экстрадировать главного подозреваемого британского правительства, Андрея Лугового, чтобы предать его суду, закрытие представительств Британского совета в России в прошлом году и продолжающийся конфликт в ТНК-BP. История подобных "вопросов", включая и предоставление политических убежищ, проблемы с визами и преследование британского посла в Москве Тони Брентона прокремлевским молодежным движением "Наши" берет свое начало в 2003 году.

Решение России закрыть все представительства Британского совета за пределами Москвы в принципе было вызвано размолвками из-за налоговых претензий, но также вписалось в череду взаимных обвинений, последовавших за убийством Литвиненко. Именно по этой причине представительства БС в России не смогут открыться до конца года.

Ирония судьбы в том, что данная ситуация выявляет общие черты британцев и россиян - и те и другие полагаются в своих делах на личные отношения и неофициальные процедуры. Это прекрасно работает, пока связи между двумя странами в целом остаются хорошими. Если же отношения портятся, обе страны начинают взывать к законности - причем русские в большей мере, чем британцы.

Выход из неформальных договоренностей также является основным мотивом размолвки в ТНК-BP. Российский консорциум олигархов, владевший нефтяной компанией ТНК, на паритетных условиях вступил в партнерство с BP, чтобы оградить себя от участи бывшего руководителя ЮКОСа Михаила Ходорковского, который в 2003 году лишился и своей компании, и свободы: его признали виновным в мошенничестве. Теперь им для этой цели не нужна BP. Вместо этого олигархи вознамерились возглавить иностранную экспансию компании.

Но BP хочет сосредоточиться на разработке нефтяных ресурсов России, и в компании разгорелась борьба за власть. До недавнего времени лорд Браун Мэдингли, бывший глава BP, заглаживал все недоразумения путем личных бесед с Владимиром Путиным. Когда этот неофициальный канал закрылся, российские инвесторы обратились к традиционной тактике задержки продления виз с помощью российских властей и начала расследования по нарушению трудового законодательства и уклонению от налогов. Эта тактика достойна порицания, но, как и Shell, которая ранее пострадала от подобного внимания, BP знала на что идет, когда двинулась в Россию в поисках сверхприбылей, и не надо впутывать сюда британское правительство, раз уж дела пошли хуже, чем хотелось бы.

Ситуация с Литвиненко и Луговым совсем зашла в тупик. Британия упустила свой шанс, не предложив провести процесс в Москве на условиях, что британская служба уголовного преследования сможет свободно давать показания, которые так и не были сделаны публично, на открытом судебном процессе. Русские, возможно, отклонили бы это предложение, но мы бы выглядели достойно в этой ситуации. Вместо этого мы потребовали от русских, чтобы они изменили свою конституцию, да еще начали бессмысленную политику высылки дипломатов по принципу "око за око". Теперь уже слишком поздно отступать с этой позиции, так как избрание Лугового в Госдуму дает ему иммунитет против преследования.

Похоже на то, что российские государственные власти действительно заказали убийство Литвиненко - однако надо иметь в виду, что власти России - это понятие неоднородное, и приказ об убийстве не обязательно должен исходить от президента. Но кто этот "высокопоставленный представитель" MI-5, сообщивший BBC незадолго до встречи Брауна с Медведевым, что за убийством Литвиненко стоит российская государственная власть? Военная разведка подчиняется британскому правительству. Была ли утечка информации заказана правительством? Или она произошла по частной инициативе офицера MI-5? Проблемы ответственности за действия государства остро стоят в российской системе власти, но они не чужды и нашей собственной системе.

Итак, что нам теперь делать? Правильным ответом было бы пока отложить дело Литвиненко и с большей осторожностью предоставлять убежище людям, обвиняемым в серьезных преступлениях в России. Это простые правила, в англо-русской дружбе есть и более серьезные камни преткновения.

Одним из препятствий является усердно насаждаемая точка зрения, что Россия вновь скатывается к диктатуре и что мы стоим на грани новой холодной войны. Не думаю, что британское правительство верит в это всерьез - оно было бы не право, если бы действительно верило. Комментаторы и политики, рассуждавшие о регрессе, происходившем при Путине, забывают о том, какими ужасными были 1990-е годы для большинства россиян. Эти ссоры часто справедливо называют "размолвками" между двумя влиятельными государствами, которые могли бы только выиграть благодаря сотрудничеству по гораздо более важным вопросам, начиная с распространения ядерного оружия и заканчивая изменением климата.

Тем не менее, у наших стран есть разница в восприятии, которая, возможно, обусловлена имперским прошлым обеих. Русские, которые не хотят мириться с потерей собственной империи, не медлят обвинить Британию в империалистических намерениях по отношению к ним. Британцы, в свою очередь, не могут отделаться от ощущения, что они должны диктовать свои правила простолюдинам. Российское упрямство и британское высокомерие - вот что превращает мелкие размолвки в более серьезные конфликты.

Но есть и еще кое-что. В какой-то момент отношения между Блэром и Путиным испортились. Возможно, это произошло потому, что Блэра рассматривали как вассала Буша, а значит, у России не было особых стимулов принимать всерьез интересы и желания Британии. Зачем говорить с исполнителем, если можно побеседовать с тем, кто заказывает музыку? Британия заслужила бы больше уважения со стороны России, если бы меньше зависела от Соединенных Штатов. Браун мог бы извлечь этот урок, побеседовав с Медведевым тет-а-тет.

Лорд Скидельский - обозреватель российской газеты "Ведомости"

Источник: The Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru