Архив
Поиск
Press digest
5 декабря 2019 г.
11 мая 2018 г.

Жюльен Жестер | Libération

Неотложное "Лето"

Фильм Кирилла Серебренникова изображает взлет российской рок-культуры в 1980-е годы сквозь призму любовного треугольника, пишет журналист французской Liberation Жюльен Жестер.

В списке его достижений нет Золотой пальмовой ветви, каннской психополемики и победы на "Евровидении", однако о россиянине Кирилле Серебренникове уже много написали, как посредством чернил, так и пикселей и жидких кристаллов, задолго до того, как Каннский кинофестиваль ринулся смотреть его полнометражный фильм "Лето". И это при том, что сам он не приехал. Московский режиссер и деятель кино удерживается далеко от набережной Круазетт, под домашним арестом и под ударом (сомнительного) судебного процесса о присвоении средств, выделенных из госбюджета. Его арестовали в разгар съемок фильма "Лето" - монтаж и постпродакшн он осуществил из квартиры, где он был заточен - сам фильм, до настоящего времени, могла ожидать столь же печальная судьба, как его автора, однако она была развеяна показом на фестивале в четверг, отмечает автор статьи.

Это менее тяжелое и экспансивное произведение, чем предыдущая картина Серебренникова ("Ученик", 2016). "Лето" неторопливо изображает первые шаги российской рок-культуры в Ленинграде, приблизительно в 1981 году, в то время как брежневский Советский Союз косо смотрел на то, как подобная электрическому разряду молодежь прятала под длинными плащами диски T. Rex, Дэвида Боуи и "Блонди".

Как-то на одной из гитарных посиделок на берегу озера местная знаменитость Майк и его спутница Наташа познакомились с Виктором. Этот скромный Виктор, с огромным изяществом сыгранный немецким актером корейского происхождения Тео Ю, оказался не кем иным, как реальным Виктором Цоем, будущей суперзвездой советского рока, чей культ до сих пор жив и разгорелся с особенной силой после его преждевременной смерти за рулем автомобиля - сделав его в конце концов странным и трагическим двойником кумира его пигмалиона-неудачника Майка - Марка Болана, погибшего в автокатастрофе, описывает Жестер.

Посреди любовного треугольника между двумя рокерами и женщиной, живущей в их тени, разворачиваются все пунктирно обозначенные в фильме чувства, душевные муки и утраченные амбиции на пути к славе и свободе, отмечает журналист.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru