Архив
Поиск
Press digest
19 августа 2019 г.
11 сентября 2012 г.

Эндрю Крамер | The New York Times

Страна, богатая землей, привлекает работников из страны, богатой людьми

Когда китайский инвестор купил ферму недалеко от деревни Останино в Свердловской области несколько лет назад, он назвал ее "Золотая Земля". Сейчас между рядами громоздящихся друг на друга теплиц работают десятки китайских батраков, собирающих помидоры, пишет The New York Times.

Согласно данным Всемирной продовольственной программы, России принадлежит самый большой в мире запас пахотных, но на данный момент необработанных земель - наследие распавшейся советской системы колхозов и депопуляции сельской местности в последние два десятилетия, рассказывает автор статьи Эндрю Крамер.

Пять лет назад, до начала финансового кризиса, китайское правительство начало переговоры с Россией по поводу инвестиций в российские сельскохозугодья. Программа дала свои плоды в этом году, принеся 1 млрд долларов, вложенных Китайской инвестиционной корпорацией в объединеный российско-китайский фонд, инвестирующий в сельское хозяйство и добычу леса в России и других бывших советских республиках, сообщает издание.

Китайские инвесторы арендуют, а в некоторых случаях и покупают землю в России. "Золотая Земля" - одна из девяти китайских ферм в Свердловской области. Еще больше хозяйств появилось южнее, в Челябинской области. Китайские овощные фермы существуют даже под Москвой и Санкт-Петербургом, отмечает Эндрю Крамер.

Рекрутировать работников для ферм не составляет проблемы. Китайские полольщики, сажальщики и сборщики вполне готовы отправиться в путь из Манчжурии через всю Сибирь. Для них это дорога к заработку, поясняет автор: как для бесчисленных мексиканских сборщиков винограда в Калифорнии, филиппинских нянек в Дубае или алжирских дворников во Франции.

При этом некоторые скептически смотрят на будущее экономических связей России и Китая, признает корреспондент: они указывают на глубокое недоверие, уходящее корнями к приграничным конфликтам на реке Уссури в 1969 году, которые на десятилетия заморозили развитие отношений между странами. По сути, граница была окончательно демаркирована только в 2009 году.

Россияне также опасаются, что расширение экономического сотрудничества обернется волной китайской иммиграции, которая захватит все малозаселенные территории страны, отмечает автор публикации. Он ссылается на мнение жительницы Останино Надежды Колесовой, оценившей приток китайцев в деревню так: "Это все неплохо, но если они не поработят наших детей в будущем".

The New York Times приводит такие данные: сейчас в России проживает около 400 тыс. китайских мигрантов, что составляет малую толику всех иммигрантов, большая часть которых - выходцы из бывших советских республик Средней Азии.

Владимир Баласанян, местный житель, работающий на ферме менеджером, говорит: "Наше правительство хочет, чтобы работали наши фермеры, но русские не желают работать на фермах".

Осенью батраки устанавливают железные печки в теплицах, продлевая период созревания овощей на несколько недель. Однако неизбежно наступают российские морозы, и китайцы уезжают домой до следующего сезона, заключает Эндрю Крамер.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru