Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
12 апреля 2005 г.

Эльке Виндиш | Tagesspiegel

"Без комментариев"

Эту фразу Рамзан Кадыров произносит часто, и она является одной из самых многословных для него. Этот представитель Чечни должен был поехать на Ганноверскую ярмарку вместе с президентом Путиным, но в последнюю минуту остался дома.

Разговоры - это не его, вот мочить - это его. В том числе милиционеров из соседнего Дагестана, которые осмелились проверить документы у его сестры.

Сначала "быковатый" предводитель чеченцев с воинственными чертами лица, обычно одетый в кожаную куртку, любящий оружие и быстрые машины, занимался "мочиловом" в качестве начальника охраны своего отца Ахмада Кадырова, ставшего президентом Чечни на сомнительных выборах в октябре 2003 года.

Восемь месяцев спустя Кадыров-старший погиб в результате теракта. С тех пор его сын Рамзан вместе со своей гвардией примерно в 2300 человек - в большинстве своем это бывшие боевики, амнистированные его отцом, которых в республике уже бояться больше, чем российских военных, - промышляет самостоятельно.

Ходят слухи, что "кадыровцы" занимаются политическими убийствами и похищениями, а также вымогательством денег за покровительство.

Обычные чеченцы попадают за решетку за гораздо менее серьезные преступления, а Рамзану Кадырову президент Путин втихомолку приколол к груди золотую звезду "Героя России" - самая высокая награда, которую может дать Москва.

Когда несколько дней спустя новость все же просочилась наружу, критически настроенные СМИ назвали награду "утешительным призом", ведь, собственно, Рамзан должен был стать президентом Чечни московской милостью.

Центр тешил себя надеждой, что его личной армии удастся сделать то, к чему тщетно стремился Кремль на протяжении всех десяти лет войны: обеспечить спокойствие, порядок и возвращение Чечни под крышу российской конституции.

Однако план не удался, потому что после теракта Рамзану было всего 27 лет. Эксперты по Кавказу тогда настоятельно рекомендовали Кремлю задобрить Рамзана каким-нибудь постом в Москве, в крайнем случае направить послом куда-нибудь в южные моря.

Однако вместо островов Рамзану захотелось реальной власти и настоял на получении поста вице-премьера Чечни, ответственного за безопасность.

Оно и понятно: в таких политических системах, как российская, высокий пост означает контроль над финансовыми потоками. В Чечне, наряду с доходами от добычи нефти, это, прежде всего, деньги на восстановление.

Предполагалось, что он это будет обсуждать и в Ганновере. Но затем Рамзана вычеркнули из списка путинской делегации.

Это, говорят правозащитники, избавило от конфуза не только принимающую сторону, но и самого Путина.

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru