Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
12 февраля 2004 г.

Доменико Куирико | La Stampa

Как и во времена Саддама, солдаты и полицейские хотят получить работу

За несколько месяцев убито 600 человек: посредством подрыва шахидов, во время патрулирования, в казармах, которые сделаны, как кажется, специально для организации засад. Надо иметь мужество, чтобы поступить на службу в иракскую полицию, носить голубые повязки с надписью "Iraqi Police" и новые нашивки, с которых исчезла надпись "Аллах велик".

Но полковника Раада Аббаса, который возглавляет эту фалангу потенциальных смертников, волнует совсем иное. В интервью газете Iraq Today он сказал: "Главная проблема заключается в том, что иракскому генералу может приказывать американский сержант".

Возможно, Аббас и не большой стратег, возможно, он получил высокий чин, восседая за столом полусоветского-полусаддамовского бюрократа, но он слышит насмешки на рынке, перешептывание своих подчиненных, и недовольство постепенно поднимается, как туман над болотом.

Борьба со смертоносными терактами, совершаемыми иностранными террористами и непримиримыми "сиротами Саддама", превратилась в борьбу за выживание и становление новых иракских сил безопасности. И он пытается объяснить безразличным американцам, что легче противостоять страху быть убитым, чем пренебрежительному отношению со стороны союзников.

Вчера повстанцы с каменным упорством открыли очередную кровавую главу: были убиты новобранцы Легкой бригады, одной из структур новой армии. Скорее всего, иракские террористы не читали произведений вьетнамского генерала Зиапа, но они воспользовались опытом алжирских фундаменталистов: уничтожение чиновников и сотрудников спецслужб, составляющих костяк государства, оставляет власть голой, загнанной в угол, напуганной. Попытка заставить подчиняться себе в таком случае напоминает бесполезные усилия восстановить разбитое яйцо.

Первой ошибкой американцев можно считать неверный шаг губернатора Пола Бремера по роспуску гигантской армии раиса. Это были дни, полные энтузиазма. Казалось, что Ирак вступил в процесс демократизации. Но при этом 400 тысяч солдат и офицеров остались без работы и без денег. Они протестовали, существовала опасность их перехода на сторону повстанцев, требовалось снова перемешать карты, чтобы найти нужную. Так родился проект создания новой армии численностью 40 тысяч человек, которая вместе с полицией должна пройти подготовку, чтобы заменить как можно быстрее оккупационные силы. Иными словами, ставилась задача национализации проблемы - лечения нагноившейся раны с применением минимума средств.

Те, кто стоят в очередях, желают надеть новую форму и с большой долей вероятности подставляют себя под удар какого-нибудь зверского теракта, относятся к категории людей, которые и формируют армии всего мира: ни герои, ни подлецы, бедные люди, ищущие заработок. Они, конечно же, не приносят себя в жертву американцам и не испытывают угрызений совести с того момента, когда восхваляемые "спартанцы" из Республиканской гвардии позорно разбежались. Но было бы слишком требовать от них преданности Америке. Их скорее привлекает ежемесячная плата, которую они получают от новой администрации в размере от 50 до 150 долларов в зависимости от звания: настоящее богатство, поскольку во времена раиса капитан получал 25 долларов.

То же самое относится и к полицейским, которые при старом режиме получали мизерное жалование. Большие вознаграждения выплачивались тем, кто закрывал рот оппозиционерам и провинившимся приближенным. Естественно, их нельзя отнести к когорте стойких и непреклонных борцов, но дух боевого товарищества, дисциплина могут творить чудеса и воспитывать преданность новому Ираку, освободившемуся от пороков прошлого.

По сути, это оплачиваемый конформизм, основанный на миллионах ежедневных компромиссов между населением и властью, основа прочности государства. Это должны хорошо понимать американцы, которые, не мучаясь угрызениями совести по поводу ситуации, в которой оказались "коллаборационисты", сбежали на вертолетах из Сайгона, когда им в спины упирались штыки освободителей.

Сейчас они комментируют прошлые ошибки: со снисхождением относятся к солдатам и полицейским, которые на них работают, так же, как они относились к маленьким южным вьетнамцам во времена Ван Тхиеу. И тогда американские офицеры надменно общались лишь с "инструкторами". Почему иракские солдаты должны умирать за тех, кто их презирает?

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru