Архив
Поиск
Press digest
16 января 2019 г.
12 января 2010 г.

Андреа Таркуини | La Repubblica

"Мы видели, как умер фюрер"

Спустя 65 лет после окончания Второй мировой войны стало возможным услышать голоса свидетелей смерти Гитлера, пишет Андреа Таркуини в статье, напечатанной в газете La Repubblica.

До вчерашнего дня свидетельства двух главных очевидцев, Отто Гюнше, личного помощника тирана, и Хайнца Линге, личного камердинера Гитлера, двух личных телохранителей, прошедших через строгий контроль РСХА, Центрального управления безопасности рейха, были строго засекречены. Пленки с записями допросов свидетелей хранились в государственном архиве Мюнхена. Суд Берхтесгаден в 1952 году начал расследование, чтобы убедиться в том, что есть основания объявить умершим человека, родившегося в Австрии, по вине которого Германия, да и весь мир оказались на грани пропасти. Решающими свидетелями в этом деле были эти двое: в 1956 году, заслушав их показания, судьи официально объявили о смерти Адольфа Гитлера.

Свидетели представили практически идентичные показания: когда они вошли в бункер, Гитлер сидел с опущенной головой, на правом виске у него было пулевое отверстие размером с монету в 10 центов. Ева Браун лежала на диване, она не была застрелена, вероятнее всего, она была отравлена ядом.

Вердикт немецкого суда имел исключительное значение. Ведь после победы союзников, СМИ и спецслужбы США, Великобритании и Советского Союза высказывали сомнения относительно того, что обнаруженные рядом со входом в бункер обгорелые тела принадлежали Гитлеру и Еве Браун. Ходили слухи о том, что тиран сумел бежать и прячется где-нибудь в Аргентине или в другой латиноамериканской стране. Или на Антарктиде, где находилась немецкая научно-исследовательская база.

Больше всех хотел удостовериться в том, что Гитлер мертв, Сталин. Он приказал доставить двух немцев в Москву, сотрудники НКВД допрашивали их годами. Но Сталин не верил ни свидетелям, ни специальным агентам, которые вырывали у свидетелей признания. Гюнше и Линге вернулись в Германию после хрущевской оттепели. Конрад Аденауэр, отец боннской демократии, прилетел в Москву с кредитами, технологиями и помощью, а вернулся домой с десятками тысяч военнопленных. Но для этих двух, однако, допросы продолжились и на родине, пишет в заключение автор статьи.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru