Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
12 июля 2011 г.

Чарльз Кловер | Financial Times

Россия: вертикальная мобильность и инакомыслие

"России нужно больше успешных молодых предпринимателей - следовательно, надо повысить рождаемость в семьях губернаторов!" - приводит Financial Times современный анекдот. "Поначалу это заявление кажется алогичным. Но в России смысл анекдота очевиден - он обнажает причину растущего недовольства среди молодежи. Путей к профессиональному успеху становится все меньше и меньше, а отпрыски высокопоставленных региональных чиновников и им подобных процветают", - пишет журналист Чарльз Кловер. Сын главы ФСБ - президент северо-западного отделения банка ВТБ, сын председателя Совета безопасности России - президент "Россельхозбанка".

"В то время как распределение доходов в России движется к неравенству на уровне Латинской Америки - с начала тысячелетия пропасть сильно увеличилась, государство выращивает в инкубаторе все более укрепившуюся и неприступную элиту, которая ныне контролирует правительство и бизнес и ревностно охраняет свою привилегированную сферу господства. Связи и непотизм вошли в правило, а социальная мобильность стопорится", - продолжает Кловер.

Многие эксперты сочли, что отсутствие перспектив для молодежи стало причиной "арабской весны". В этой связи некоторые российские политики стали всерьез изучать проблему слабой социальной мобильности. Некоторые подозревают, что нежелание высшего сословия допускать в свои ряды посторонних - причина падения популярности Медведева и Путина, а также всплеска насилия со стороны националистов.

В президентство Медведева на 70 высших постах страны остаются прежние фигуры, отметила социолог Ольга Крыштановская. "Это вызывает досаду на нижестоящем ярусе и транслируется по цепочке в социальные низы, где перерастает в недовольство", - пишет газета. По оценкам фонда "Общественное мнение", протестные настроения нарастают. Михаил Прохоров, лидер "Правого дела", недавно сказал в интервью, что Россия напоминает ему Египет перед падением Мубарака.

Михаил Черныш из Института социологии РАН замечает, что недостаточная социальная мобильность - общая проблема крупных развивающихся экономик, в Бразилии и Индии имущественное неравенство еще выше.

"В развитом мире то же самое можно сказать о США. Но в России проблема более нова: всего два поколения назад практически все в СССР, от врачей до рабочих, имели один и тот же (низкий) уровень жизни. Теперь российская экономика, работающая на экспорт сырья, не в силах создавать достаточно рабочих мест для многочисленных талантливых и высокообразованных выпускников; многие уезжают работать за границу - в Кремниевую долину и лондонский Сити", - пишет издание. По оценкам Черныша, сегодня вакансии для высококвалифицированного персонала составляют 15%, и это максимально возможная доля среднего класса в общей массе населения.

"Сейчас разворачивается тот же процесс, который повлек за собой крах СССР", - говорит Лариса Косова, социолог из ГУ-ВШЭ. Согласно исследованиям Косовой, за последние 30 лет советского периода социальная мобильность неуклонно ослабевала вплоть до конца 1980-х.

"Правда, в сегодняшней России трудно измерить имущественное неравенство и социальную мобильность", - отмечает автор. Нет информации об олигархах, данные о доходах спорадические. "Но очевидно, новоиспеченным выпускникам вузов сейчас труднее, чем когда-либо, найти работу", - пишет он. Каждый второй из выпускников, опрошенных Чернышом, признался, что нашел место благодаря родственным связям.

Даже у тех, кто находит работу, зарплата мизерная. Инженер-нанотехнолог на стартовой позиции получает 15 тыс. рублей в месяц - на тысячу меньше, чем дворник, сообщает издание. Инфляция растет, а реальные зарплаты в лучшем случае находятся в состоянии стагнации.

"Проблема не столько в растущем неравенстве доходов, сколько в том, что каналы для карьерного роста заблокированы", - говорит Косова. По ее словам, во многих случаях единственным путем к социальной мобильности является госслужба. "Это зловеще знакомо", - отмечает автор. При Сталине среднестатистический чиновник за восемь лет "дорастал" до элитных должностей в номенклатуре, а в 1988 году - за 23 года. Косова замечает, что в сталинский период быстрое продвижение по службе объяснялось репрессиями. "Но, как только репрессии прекратились, социальная мобильность тоже остановилась", - добавляет она.

При Ельцине появилось много альтернативных путей в элиту, особенно через бизнес, отметила Косова. В 2000-е годы действовали две противоположных тенденции: многие граждане смогли позволить себе комфортную жизнь по стандартам среднего класса, но шансов прорваться в элиту стало еще меньше: государство вернуло себе командные высоты экономики. С 1999 по 2009 год, по данным Росстата, число федеральных служащих выросло с 866 тыс. до 1,5 млн человек.

"Есть признаки, что российское руководство осознает проблему", - пишет газета. В июне в интервью изданию Медведев раскритиковал рост числа госслужащих. В прошлом году он обещал сократить их число на 20% и предложил либерализацию экономики в поддержку частному сектору. "Но неясно, потерпит ли система реформы либо Россию ждет очередной социальный взрыв", - пишет Кловер. По данным Крыштановской, ротация среди губернаторов увеличилась по сравнению с путинским периодом (38% переведено на другие посты или уволено, а при Путине - 24%).

"Но без всеобъемлющих экономических реформ, призванных создать больше рабочих мест для квалифицированных специалистов в частном секторе, социальная мобильность в России наверняка будет ослабевать еще больше. О последствиях остается лишь догадываться, но вряд ли они станут поводом для шуток", - заключает автор.

В отдельной врезке на той же странице Кловер замечает, что определенную надежду дает стремление Москвы развивать сферу услуг. По данным МВФ, сейчас в России на сектора услуг приходится 51% экономики, тогда как в США и в большинстве европейских стран - в среднем 80%.

Для развития сферы услуг у России есть преимущества - признанная во всем мире система образования и более высокий среднедушевой доход, чем в Бразилии, Индии или Китае. "Но есть и минусы: большие затраты на рабочую силу ввиду слишком крепкого рубля и низкая производительность труда из-за всепроникающей бюрократии и регулирования", - говорится в статье.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru