Архив
Поиск
Press digest
18 ноября 2019 г.
12 марта 2007 г.

Олег Панфилов | The Independent

Свобода слова. Чтобы понять эти возмутительные случаи, нужен урок российской истории

Еще один московский журналист умирает насильственной смертью, и Олег Панфилов прослеживает модель, которая гораздо старше правления Владимира Путина

На прошлой неделе, когда российская прокуратура продолжала расследовать, как авторитетный военный корреспондент газеты "Коммерсант" Иван Сафронов был найден мертвым в снегу, видимо, упав из окна своей квартиры в многоэтажном доме, другая московская газета сделала небезосновательное замечание. "Московский комсомолец" написал, что по какой-то причине в России умирают журналисты, которых не любит власть.

51-летний Сафронов неоднократно ставил российское правительство в неловкое положение статьями о его ядерной программе, и его коллеги по газете гневно отвергли предположение, что он сам покончил счеты с жизнью.

Заместитель главного редактора "Коммерсанта" Илья Булавинов писал, что он, конечно, сделал это не по своей воле.

Скептицизм едва ли удивляет, если учесть историю насилия в отношении профессионалов СМИ в России. Однако все семь лет пребывания Владимира Путина у власти он проводил странные ежегодные пресс-конференции, на которые журналисты собирались в массовом порядке. По данным пресс-службы Путина, последняя пресс-конференция, которая прошла в Москве 1 февраля, собрала как минимум 1,2 тыс. журналистов и продолжалась 3 часа 32 минуты - на семь минут дольше, чем предыдущая. Возможность задать вопрос получили 65 журналистов.

В нынешней обстановке не многие российские журналисты наберутся смелости, чтобы пожаловаться, что им не удалось пробиться. Тех, кто в прошлом задавал трудные вопросы, впоследствии преследовали.

Анна Политковская из "Новой газеты", лауреат журналистских премий, застреленная убийцей у своего дома в октябре прошлого года, не пошла бы на эту пресс-конференцию и не захотела бы задать вопрос Путину, так как давно перестала верить тому, что говорили ей чиновники. Если опубликовать все заявления Путина о свободе высказывать свои взгляды, это будет текст на сотни страниц.

У этой, специфически российской "свободы высказывать свои взгляды" длинная история. В 1702 году Петр I напечатал первую российскую государственную газету. В 1804 году царь Александр I ввел в действие закон о цензуре. С тех пор либеральная пресса находится в состоянии постоянного конфликта с российскими правителями, от царей до большевиков.

Прошло 20 лет с тех пор, как Михаил Горбачев выдвинул концепцию гласности и в российской истории с виду началась новая глава. Коммунистические пропагандисты внезапно превратились в либеральных журналистов, появились независимые издания.

Но, не имея опыта борьбы за свободу высказывать свои взгляды, российские журналисты взялись за создание новых СМИ, одним глазом поглядывая на Кремль, так как боялись, что он будет возражать.

Девять лет правления Бориса Ельцина сопровождались появлением новых радиостанций, телеканалов и интернета. Российские журналисты, с помощью своих иностранных коллег, действительно сумели прекратить трагедию первой войны в Чечне (1994-1996 годы), заплатив высокую цену: 20 убитых и семь пропавших без вести журналистов. Этот конфликт был экзаменом и для российских СМИ, и для общества, так как люди впервые могли сравнивать сообщения СМИ о Чечне с государственной пропагандой.

Надо отдать должное Ельцину, который никогда публично не оскорблял журналистов и не требовал цензуры, хотя с учетом коммунистического прошлого ему иногда бывало трудно признать правду. Он понимал, что именно журналисты помогли ему прийти к власти в 1991 году.

Но Путин вскоре взялся за возрождение советской пропагандистской традиции. Первым делом его команда ограничила доступ журналистов в Чечню. Затем, в сентябре 2000 года, он подписал странный документ - "Доктрину информационной безопасности". Она не имеет силы закона, но изменила отношения между государством и СМИ.

В значительной части содержание доктрины противоречит российской конституции и обязательствам Москвы как члена Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Совета Европы. Путин, по сути, объявил своим чиновникам и обществу, что он больше не станет терпеть мнения, отличные от взглядов, принятых в Кремле.

Президент воскресил еще одну советскую традицию - встречи с руководителями крупных телеканалов и газет с целью инструктажа о политике правительства и доведения до сведения, как их издания должны освещать важные события.

Цензура запрещена конституцией, но она существует в форме самоцензуры редакторов и владельцев СМИ, боящихся законов, в соответствии с которыми они легко могут оказаться в суде, если их материалы обидят Кремль.

Так или иначе, с 2000 года Россия потеряла 13 журналистов в результате заказных убийств. За последние два года пять российских журналистов оказались в тюрьме. Ежегодно против журналистов возбуждается 50 новых уголовных дел - больше, чем в любой другой стране.

Другие случаи произвола в отношении журналистов в российской глубинке проходят незамеченными. Прошло шесть лет после убийства Эдуарда Маркевича, главного редактора маленькой газеты на Урале, а о мотивах до сих пор ничего не известно. Родственники и коллеги Владимира Кирсанова, редактора региональной газеты, пропавшего в Кургане в 2001 году, до сих пор ничего не знают о его судьбе. Теперь - Сафронов.

Во всех интервью с западными журналистами Путин говорит о свободе слова в России. Может быть, кто-то верит его словам. Проблема в том, что ничто из его дел не убеждает простых россиян, что у них есть эта свобода.

Олег Панфилов - директор московского Центра экстремальной журналистики

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru