Архив
Поиск
Press digest
24 апреля 2019 г.
12 марта 2014 г.

Борис Колоницкий | The New York Times

Почему россияне поддерживают политику Путина на Украине

Западные СМИ часто забывают о том, что Владимира Путина поддерживают 68% населения России и даже многие критики из числа интеллигенции согласны с его политикой на Украине. "Почему же многие образованные россияне придерживаются такой точки зрения?" - задается вопросом профессор, проректор Европейского института в Санкт-Петербурге историк Борис Колоницкий в статье для The New York Times.

Прежде всего, следует отметить, что ведущие российские СМИ контролируются государством. Все желающие могут ознакомиться с альтернативными мнениями в интернете, однако они иногда лишь служат доказательством двойных стандартов Запада, оправдывая двойные стандарты самого Путина. Так, высказывание Джона Керри о том, что "в XXI веке просто нельзя вести себя как в XIX веке, вторгаясь в другую страну под абсолютно надуманным предлогом", применимо и к вторжению Буша-младшего в Ирак.

Неужели граждане России действительно поддерживают "диктатуру Путина" против "украинской демократии"? На самом деле все гораздо сложнее, объясняет профессор.

Проблема в том, что за последние 23 года русские и украинцы развили на основе воспоминаний о советском прошлом совершенно разные нарративы. "Советская культура романтизировала и идеализировала революцию, - напоминает историк. - Однако революционный идеал может также обернуться против режима. В конце 1980-х большевистский лозунг "Вся власть - Советам" получил новые оттенки значения: власть действительно должна принадлежать Советам - народным собраниям, - а не Коммунистической партии".

"Вспомним также, что Борис Ельцин сделал одно из своих самых знаменитых выступлений, стоя на танке - образ, заимствованный прямиком из иконографии большевистской революции. Символичность этого жеста резко изменилась, когда позже Ельцин использовал танки против Парламента в ходе конституционного кризиса 1993 года. Это событие сегодня часто упоминают при анализе ситуации на Украине", - говорится в статье.

"Мне кажется, действия Ельцина и Путина сформировали в России новую "политику памяти". Сам термин "революция" стал восприниматься россиянами негативно. Русский религиозный философ Николай Бердяев и писатель Александр Солженицын, которые отрицательно смотрели на любые революции, часто цитируются в официальных речах. Эта "политика памяти" находит отклик в сегодняшних россиянах - ключевой политической ценностью стала "стабильность", - констатирует Колоницкий.

"Ситуация на Украине сильно отличается, - продолжает историк. - Украинские националисты могут не принимать миф о большевистской революции, но они заимствовали ее атмосферу романтики и святости, сформировав собственные культы героев и мучеников".

Однако, как отмечает автор статьи, представления людей могут меняться под воздействием событий. По мнению многих наблюдателей, то, что россияне предпочитают стабильность переменам, - серьезное препятствие на пути к необходимой политической трансформации. "К тому же история показывает, что любые попытки остановить революционные движения вовне при помощи интервенции угрожают принести революцию домой - этого-то и боятся сторонники Путина. В то же время любые попытки разрешить украинский кризис, не принимая во внимание чувства России, также обречены", - заключает Колоницкий.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru