Архив
Поиск
Press digest
19 февраля 2019 г.
13 февраля 2019 г.

Жорж Мальбрюно | Le Figaro

Спустя 40 лет после революции Исламская Республика стойко держится, несмотря на недовольство иранцев

"Ценой терпеливой и очень эффективной охоты на оппозиционеров иранский режим пережил акции протеста в 2009 году, однако теперь он сталкивается с антииранской политикой президента США Дональда Трампа", - пишет обозреватель Le Figaro Жорж Мальбрюно.

"40-летняя история существования исламского и революционного режима, появление которого потрясло Ближний Восток, похожа на американские горки. На высшем уровне режим всегда исламский и революционный, но на низовом уровне он все меньше и меньше остается таковым", - отмечет автор статьи.

"Подобное разделение между властью и обществом станет главной проблемой режима в предстоящие годы, подчеркивает журналист издания Point Армен Арефи в своей книге "Весна в Тегеране" (издательство Plon)", - говорится в статье.

"В то время, когда Иран находится на пике своего могущества в региональном плане, после своей победы в Сирии и укрепления позиций в Ираке, в пределах собственных границ это - колосс на глиняных ногах, потому что режиму бросает вызов собственное население из-за неправильного управления экономикой, а также из-за инвестиций в Ирак и особенно в Сирию. На демонстрациях регулярно слышны выкрики: "Ни Газа, ни Ливан, пожертвую собой за Иран", - пишет Арефи.

"В начальный период нового режима люди скандировали четыре лозунга: "независимость, свобода, республика, ислам". Что от этого осталось сегодня?" - задумывается журналист.

"Иранцы привержены республиканскому принципу, - утверждает Франсуа Никуло, который был послом Франции в Иране в период с 2000 по 2005 год. - Они не представляют себе возвращения шахского правления. Они дали зарок и держат его. Они также ценят то, что этот режим был первым со времен династии Сефевидов и после многовекового подчинения сначала России, затем Великобритании и Соединенным Штатам, кто предоставил Ирану подлинную независимость. Не будем забывать об одном из самых популярных лозунгов исламской революции: "Ни Восток, ни Запад". Сегодня иранцы, конечно, без колебаний выбрали бы Запад, однако народ не хочет возвращаться к подчиненности великим державам".

"За сорок лет Иран сильно изменился. "Проблема в том, что наши дети больше не хотят жить, как мы", - сказал Хасан Рухани в прошлом году. Умеренный президент, являющийся детищем данной системы, этим сказал все. Но как собрать кусочки пазла? Общество отстранилось от священнослужителей и теперь без страха насмехается над муллами в тюрбанах. Они занимают всего 6% мест в Меджлисе - парламенте - по сравнению с 61% после первых парламентских выборов в 1980 году, и даже депутатов-женщин сейчас больше, чем мулл. Многие иранцы покинули села, где сохранялся консервативный дух. 80% из 78 млн иранцев живут в городах, и 95% - обучены грамоте", - пишет Мальбрюно.

"Вопреки распространенному мнению, Иран не очень "молодая" страна, напоминает географ и эксперт по Ирану Бернад Уркад. "Самой многочисленной возрастной группой являются молодые люди 25-50 лет. Они активны. Они хотят жениться. Они хотят, чтобы существующее положение изменилось, но не любой ценой! Эти вполне взрослые люди силой обстоятельств стали реалистами, в этом ключ к пониманию иранского общества".

"Но даже при отсутствии вероятной альтернативы для выживания в среднесрочной перспективе "режиму придется изыскивать возможности для сплочения населения", - отмечает один иранский предприниматель из Тегерана. - Рухани делал ставку на ядерную сделку и ее ожидаемые выгоды, но это не сработало", - передает Le Figaro.

"Удивительно то, что когда мы задаем вопросы иранцам, многие из них обвиняют своих лидеров, а не Дональда Трампа, по их словам, "он занимается политикой в интересах своего электората, в то время как у нас лидеры просто стремятся удержаться у власти", - комментирует автор статьи.

"Экономика задыхается от двух волн санкций, введенных в прошлом году американским президентом. По всей стране регулярно проходят митинги. В первую очередь, они направлены на улучшение положения трудящихся, однако они могут быстро переключиться на обличение режима, опирающегося на верховенство духовного над временным, на священный принцип "велаят-э факих", согласно которому руководитель, связанный с исламской и революционной безупречностью режима, решает все основные вопросы в сфере законодательной, исполнительный и судебной власти, в особенности вопросы, связанные с безопасностью. Отсюда решающая роль Корпуса стражей исламской революции (Пасдарана), это элитное подразделение, отвечающее за защиту Исламской Республики, оснащено намного лучше, чем регулярная армия", - указывает Мальбрюно.

"Ирану предстоит разрешить еще одно противоречие, напоминает исследователь Клеман Терм из Школы повышения квалификации по общественным наукам (EHESS), живущий в Бахрейне: "Сможет ли режим еще долгое время совмещать антиамериканскую революционную идеологию со стратегией интеграции в процесс экономической глобализации, в котором доминируют Соединенные Штаты?"- указывает газета.

"В краткосрочной перспективе, у Ирана нет иного выбора, кроме как не отвечать на нападки в свой адрес и дожидаться разгрома Дональда Трампа, чтобы какой-нибудь другой президент США вернулся к более умеренным отношениям с Тегераном", - резюмирует Мальбрюно.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru