Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2018 г.
13 марта 2018 г.

Дэвид Бонд, Нил Бакли, Джордж Паркер, Генри Фой | Financial Times

Отношения между Великобританией и Россией погрузились в пучину кризиса

Всего за восемь дней инцидент с обнаруженной в Солсбери без сознания парой разросся от предположений о передозировке наркотиков до химической атаки "военного разряда". Жесткое заявление британского премьера Терезы Мэй - знак одного из крупнейших кризисов в отношениях Британии и России, констатируют журналисты Financial Times.

Мэй заявила, что "с высокой вероятностью" за нападением на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию стоял Кремль. Ее утверждение основывалось на доказательствах, собранных в лаборатории в "Портон-Дауне", которой руководит Министерство обороны. Вещество, использованное для отравления Скрипаля и его дочери, определили как военное нервно-паралитическое средство из класса химических вооружений, известных как "Новичок". По словам Мэй, оно разрабатывалось в России.

Мэй не стала раскрывать, какие меры может принять Великобритания, если на конец вторника не получит "убедительный" ответ от правительства Владимира Путина. "В их числе может быть высылка дипломатов, заморозка британских активов россиян, обвиняемых в нарушениях прав человека, жесткие меры в отношении российских банков и бойкот чемпионата мира по футболу, который пройдет этим летом в России", - говорится в статье.

"Но, хотя любые ответные меры дадут понять Москве, что Великобритания настроена решительно, более значительный вопрос - насколько США и другие западные союзники готовы поддержать жесткую позицию Мэй", - полагают журналисты.

"Это будет зависеть от того, в какой мере Великобритания сможет заручиться поддержкой европейских союзников в период "Брекзита" и США во время усиления напряженности в отношениях с Россией", - указал Матье Булег из аналитического центра Chatham House.

Британия может задействовать 4-ю статью Североатлантического договора, согласно которой член альянса, если он чувствует угрозу независимости или безопасности, может созвать встречу для консультаций.

Среди других вариантов - принятие так называемого "Закона Магнитского", который позволяет замораживать активы и отказывать в визах россиянам, обвиняемым в нарушении прав человека. "Самый мощный рычаг давления для Британии - это российские деньги, это бьет их по больному", - прокомментировал работодатель Сергея Магнитского Уильям Браудер. Другим вариантом для Мэй могут стать ограничения на деятельность российских компаний в Великобритании.

Широкий спектр мер, рассматриваемых британскими министрами, подчеркивает, насколько нападение на Скрипаля серьезнее отравления Александра Литвиненко, пишет FT.

"В годы, последовавшие за смертью Литвиненко, Великобританию и Мэй, которая в 2010 году стала министром внутренних дел, обвиняли в медленном и слабом ответе. На сей раз ее более быстрая и жесткая реакция на российскую агрессию способна придать импульс ее слабеющему премьерству", - подчеркивают авторы статьи.

В то время как МИД России назвал действия Мэй "цирком", некоторые российские политики заявили, что вне зависимости от результатов расследования российско-британские отношения только ухудшатся. "Путин нарвался на неприятности. Он допустил промах или намеренно хотел показать: "Мы можем делать в Британии все, что захотим?" - сказал оппозиционный российский политик Владимир Милов.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru