Архив
Поиск
Press digest
17 сентября 2019 г.
13 декабря 2006 г.

Элеонор Сюльсер | Le Temps

"Российские спецслужбы - как религия: в них приходят один раз и на всю жизнь"

Политолог и криминолог Элен Блан на протяжении многих лет изучает КГБ. Она придерживается крайне критических взглядов на Россию Владимира Путина - особенно после отравления в ноябре в Лондоне бывшего шпиона Александра Литвиненко

Вокруг смерти Александр Литвиненко, бывшего российского агента, бежавшего в Лондон, неясность лишь усиливается. Расследование проводится одновременно в нескольких странах после того, как на сцену во вторник вышел Интерпол. В дело вмешались и политические фигуры: госсекретарь Кондолиза Райс призвала вчера российские власти к "тотальному сотрудничеству". Вокруг полония-210 появляется все больше бывших российских агентов, и голоса обвинителей заявляют об их причастности к преступлению. Элен Блан, автор книги "KGB Connexion. Система Путина", политолог и криминолог в Национальном центре научных исследований, которая давно занимается Россией, высказывает свое критическое мнение по делу Литвиненко и по поводу путинской России.

- В деле Литвиненко появляется все больше бывших сотрудников КГБ. Как вы это можете объяснить?

- Бывших сотрудников КГБ не бывает. Руководители КГБ сами говорят: у нас, как в религии, приходишь в службу один раз и на всю жизнь. Таким образом, даже люди, которые официально больше не являются агентами, всегда проявляют солидарность и хранят верность службе. Они являются частью сети. Трое россиян, которые встретились с Литвиненко в Лондоне и сегодня больны, раньше с ним работали, это его друзья и коллеги. Я думаю, именно по этой причине Александр Литвиненко согласился с ними встретиться. Он не шел на встречи с незнакомцами, он не был настолько наивным.

- У вас не вызывает удивления то, что люди, связанные с российскими спецслужбами, находятся за границей и занимаются активной деятельностью?

- У тех, кто, как я, работает по этой тематике, это не вызывает удивления. Согласно некоторым официальным версиям, хотя это очень трудно проверить, с момента прихода к власти Путина проникновение в Европу шпионов увеличилось на 35%. При Владимире Путине, который также является выходцем из спецслужб, мы стали свидетелями возвращения к прежнему могуществу КГБ, ставшего ФСБ. Это один из самых финансируемых федеральным бюджетом аппаратов. Владимир Путин уделяет ФСБ большое внимание. Он сконцентрировал службы, которые подразделялись на пять больших управлений, поскольку убежден, что если службы будут вновь объединены, то это лишь будет способствовать увеличению эффективности операций.

- На что похожа ФСБ сегодня?

- Надо понимать, что КГБ, который сегодня называется ФСБ, но, по сути, всегда будет оставаться КГБ, это государство в государстве. Это отдельный мир, у которого своя культура, свои правила. У них даже свои шутки. Это люди, воспитывавшиеся на других ценностях. Они проходят через одну школу КГБ, где они обучаются одному и тому же. У них у всех общее видение мира. Поэтому, после того как Путин пришел к власти, он правит страной в упрощенной манере. По его мнению, существуют или союзники, или противники. Он следует этой старой поговорке: кто не с нами, тот против нас. Когда-то спецслужбы были вооруженной рукой партии и защищали страну и идеологию. Сегодня более молодые агенты, как Владимир Путин, которым от 40 до 55 лет, больше не служат идеологии или государству-партии: они защищают свои корпоративные интересы. На смену идеологии пришла охота за властью и деньгами.

- Что вы думаете о деле Литвиненко?

- Все русские, выступающие на стороне Александра Литвиненко, говорят, что это дело рук российских спецслужб. Это ужасно, поскольку, говоря это, они, вероятно, подвергают себя опасности. Дело в том, что Россия производит лишь 8 г полония-210 в год, и это не так много, чтобы свести дело к контрабанде, как говорят те, кто пытается оправдать российские власти. Вызывает тревогу то, как неумело была проведена эта операция, и это позволяет некоторым оправдать спецслужбы, хотя не исключено, что такой сценарий был разработан специально, чтобы замести следы. Следует вспомнить и о терактах 1999 года, ответственность за которые была возложена на чеченцев. Эти теракты позволили Путину на законных основаниях вернуть армию в Чечню. Александр Литвиненко утверждал, что эти теракты были делом рук ФСБ. Такие люди, как он, которые говорили о причастности спецслужб, вероятно, тоже поплатились жизнью. Следует ли связывать эти факты? Связь между ними не очевидна, но вызывает тревогу.

- Кому на руку это преступление?

- У меня две рабочие версии, с учетом того, что Владимир Путин не может быть избран на третий срок без изменения конституции. Этим преступлениям некие силы хотят показать, что Россия в полном хаосе и что Путин должен обязательно участвовать в выборах. Или же это может оказаться делом рук клана, который бы желал его ухода, чтобы занять его место.

Источник: Le Temps


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru