Архив
Поиск
Press digest
17 сентября 2019 г.
13 декабря 2006 г.

Редакция | The Washington Times

Американо-российские отношения

Американо-российские отношения находятся в наихудшем состоянии с момента окончания холодной войны. Хотя Россия уже не сговорчивая союзница, какой она была при Борисе Ельцине в 1990-е годы, говорить, что Владимир Путин ведет Россию к неизбежному превращению во врага, преждевременно. Вашингтону нужно четкое понимание того, каких отношений с Кремлем он реалистично может ожидать и как достигнуть таких отношений.

Одна из точек зрения сводится к тому, что США могут рассчитывать на "четко определенное стратегическое сотрудничество, а не на полномасштабное партнерство, не на близкую и нежную дружбу, но на осмысленное стратегическое партнерство по ключевым проблемам, которыми США должны заниматься". Следует способствовать такому сотрудничеству, заявил в интервью The Washington Times на прошлой неделе Дмитрий Симес, основатель и президент аналитического центра Nixon Center и уважаемый эксперт по отношениям с Россией. Вашингтон должен понять, что имеет дело с националистической и возрождающейся Россией, "которую не интересуют чьи-либо указания, касающиеся внутренних дел", сказал Симес.

"Вашингтону следует сосредоточиться на укреплении сотрудничества на двух ключевых фронтах в сфере безопасности - противодействию радикальному исламскому терроризму и сдерживанию иранской ядерной программы. Россия боится исламского экстремизма не меньше, чем США", - отметил Симес. Перспективы сотрудничества в противодействии радикальному исламизму, как и отношения в целом, сегодня не так хороши, как в 2001 году. Требующая напряжения сил работа по возобновлению таких усилий может начаться с обмена информацией между разведками и контрразведками двух стран. Хотя это непросто, обмен информацией, начавшийся после терактов 11 сентября, по мнению Симеса, можно возобновить.

Россия сегодня признает, что у иранской ядерной программы есть военный аспект, сказал Симес, и "точно так же, как США, Россия задается вопросом, какой будет ближайшая цель иранской программы обогащения" урана. Россия тоже пришла к выводу, что иранские ядерные амбиции вызывают тревогу, и это создает основу для сотрудничества с Москвой, хотя, возможно, не до такой степени, как хотелось бы Западу. Успешность ноябрьской остановки президента Буша в Москве будет оцениваться по поддержке Россией резолюции Совета Безопасности по Ирану.

Россия считает себя вправе оказывать какое-то особое влияние в постсоветской сфере, считает Симес, но "в России вполне примирились с тем, что, вне зависимости от их мнения, они не могут помешать независимым государствам региона вступать в Европейский союз и НАТО". Однако Грузия - это исключительный случай, и, чтобы избежать потенциальных трений, США должны "не слишком солидаризироваться с грузинскими позициями" по двум спорным анклавам - Южной Осетии и Абхазии. Этот конфликт никак не затрагивает интересы США, указывает эксперт.

"Если бы у нас не было серьезных внешних угроз, таких как нераспространение, как терроризм, можно было бы выступать за нормальные отношения с Россией, но держать дистанцию", - заявил Симес. Но мы, как и Симес, считаем, что США не могут позволить себе такую роскошь.

Источник: The Washington Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru