Архив
Поиск
Press digest
19 января 2021 г.
13 июля 2009 г.

Эллен Барри | The New York Times

Убийство Хлебникова подчеркивает недостатки российской судебной системы

На прошлой неделе исполнилось пять лет со дня покушения на редактора русскоязычной версии Forbes Пола Хлебникова. За истекшее время расследование его убийства зашло в тупик. Для родственников Хлебникова это явилось неожиданностью, поскольку в 2005 году Владимир Путин, на тот момент президент, сказал им, что "знает имена убийц", и призвал положиться на российскую юстицию. С точки зрения корреспондента The New York Times Эллен Барри, многое в этом процессе, с одной стороны, роднит его с делом Политковской, а с другой - обнажает слабые места российской судебной системы.

И в том, и в другом процессе фигурировали второстепенные подозреваемые, судопроизводство в отношении которых велось на основании косвенных улик. "Российская прокуратура не имеет обыкновения и достаточных правовых оснований, чтобы убеждать мелких преступников давать показания против своих боссов", - отмечает The New York Times.

В обоих случаях ключевые подозреваемые сумели сбежать: в 2006 году по делу Хлебникова был вынесен оправдательный приговор, а к моменту, когда дело направили на новое рассмотрение, один из подозреваемых скрылся.

Вердикт по обоим делам выносила коллегия присяжных - по мнению Эллен Барри, подверженная запугиванию и угрозам, и, по данным статистики, более лояльная по отношению к обвиняемым (15-20% оправдательных вердиктов против 1% в случае рассмотрения дела судейской коллегией).

Наконец, оба дела имеют резонанс в международной политике, и это дает брату погибшего, Питеру Хлебникову, основания утверждать, что "влиятельные фигуры в правительстве не заинтересованы в успешном завершении процесса". Впрочем, Игорь Коротков, бывший адвокат одного из двух подозреваемых - Казбека Дукузова, уверен в обратном: "Для них это было делом чести - найти подозреваемых", - сказал он The New York Times.

В 2006 году Алексей Рыбин, член коллегии, выносившей первый вердикт по делу Хлебникова, оказался в меньшинстве: он был уверен, что подозреваемые виновны.

Рыбин убежден, что на присяжных оказывали давление, склоняя их к оправдательному решению. По его словам, в какой-то момент в совещательную комнату начала проникать внешняя информация - от источников в прокуратуре и из интернета.

После вынесения приговора он изложил свои подозрения в пространном письме в прокуратуру, а на прошлой неделе передал несколько блокнотов с записями вдове убитого журналиста, Музе Хлебниковой.

Рыбин - единственный из всей коллегии, кто решился нарушить мораторий на раскрытие деталей процесса в СМИ, поэтому подтвердить истинность своих слов ему нечем, признает The New York Times.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru