Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
14 апреля 2005 г.

Вильям Рейлли, UPI | The Washington Times

ООН одобряет договор против ядерного терроризма

"Международная конвенция о пресечении актов ядерного терроризма", принятая в среду Генеральной ассамблеей ООН, зрела долго, она основана на российском предложении 1998 года.

Но, хотя она была одобрена консенсусом в Ассамблее, куда входит 191 страна, некоторые ее элементы подвергаются критике, в частности за то, что документ не касается действий вооруженных сил государств. Речь в нем идет о повстанцах или партизанах, не поддерживаемых государством, которые получили название "негосударственных игроков".

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан стремится открыть конвенцию для подписания 14 сентября, когда начнется 60-е ежегодное заседание Генассамблеи в Нью-Йорке.

В договоре дано определение актов ядерного терроризма и назван ряд вероятных мишеней, в число которых входят атомные электростанции и ядерные реакторы. Тех, кому предъявлены обвинения, следует либо депортировать, либо преследовать в судебном порядке, говорится в договоре.

Он также побуждает страны сотрудничать в предотвращении терактов путем обмена информацией и содействия друг другу в уголовных расследованиях и процедурах экстрадиции.

Ожидается, что конвенция будет играть важную роль в предотвращении доступа террористов к оружию массового уничтожения и поможет усилить международное законодательство, касающееся предотвращения терроризма и борьбы с ним, отметили несколько стран после принятия конвенции.

Прозвучали призывы к завершению работы над всеобъемлющей конвенцией о международном терроризме к осеннему саммиту.

Посол США Стюарт Холлидей, представитель по политическим вопросам, заявил, что Ассамблея продемонстрировала свою способность играть важную роль в глобальной войне с терроризмом. Он отметил, что это первая антитеррористическая конвенция, одобренная Генеральной ассамблеей после терактов 11 сентября 2001 года в США.

"Когда конвенция вступит в силу, она укрепит международную правовую структуру борьбы с терроризмом, наряду с 12 имеющимися международными конвенциями и протоколами", - сказал посол Вашингтона.

Он высоко отозвался о российской инициативе семилетней давности.

"Наши российские коллеги заслуживают похвалы за то, что они прошлой осенью придали членам Генеральной ассамблее новый импульс и продвинули процесс вперед, - подчеркнул Холлидей. - Ряду других стран следует также отдать должное за предложенные компромиссы, гибкость и творческий подход, необходимые для достижения консенсуса".

Принятие документа посылает "ясный сигнал о том, что мировое сообщество не станет мириться с теми, кто грозит терактами с применением радиоактивных материалов и ядерных устройств или совершает их".

Он отметил, что конвенция признает за всеми странами право разрабатывать и применять ядерную энергию в мирных целях.

"Конечно, это право основано на гарантиях того, что развитие ядерной энергетики в мирных целях не служит прикрытием для ядерного распространения", - сказал посол, и это замечание можно считать слабо завуалированным напоминанием о том, что Иран, по мнению Вашингтона, делает со своей ядерной программой.

Представитель Ирана Мостафа Дотальяр заявил, что конвенция не описывает деятельность вооруженных сил, даже если их операции равносильны ядерному терроризму. Он сказал: "Действия государственных вооруженных сил, выполняющих свои профессиональные обязанности, ввиду того, что они регулируются другими нормами международного права, не подпадают под действие конвенции".

Употребленное в конвенции выражение "выполняющих свои профессиональные обязанности" слишком общо и допускает более широкие толкования, чем общее международное право, заявил он на заседании, добавив, что это выводит ряд военных операций из-под действия конвенции, даже если эти операции равносильны ядерному терроризму.

Выражая позицию Движения неприсоединившихся стран, он заявил, что любая угроза атаки на мирные ядерные объекты, действующие или строящиеся, представляет опасность для людей и окружающей среды и является грубым нарушением международного права, а также принципов Хартии ООН и инструкций МАГАТЭ. Любая подобная попытка, заявил Долатьяр, будет, таким образом, рассматриваться как ядерный терроризм.

Это ответ Тегерана на угрозы Израиля, касающиеся иранских ядерных объектов.

Тот факт, что действия вооруженных сил названы "профессиональными обязанностями" ни при каких обстоятельствах не может и не должен служить оправданием, если эти действия противоречат Хартии ООН или нормам и принципам международного права.

Упомянув один из абзацев преамбулы конвенции, представитель Ирана заявил, что "принятие эффективных и практических мер по предотвращению актов международного терроризма" должно трактоваться в соответствии с договором о ядерном нераспространении и не должно служить предлогом для ограничения "неотъемлемого права всех участников договора разрабатывать, изучать, производить и использовать ядерную энергию в мирных целях".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru