Архив
Поиск
Press digest
23 мая 2019 г.
14 августа 2008 г.

Томас Виде | Handelsblatt

Будущий глава

За кем в Кремле последнее слово? Дмитрий Медведев находится на своем посту уже сто дней, но на первых полосах газет в связи с войной на Кавказе присутствует его предшественник Путин. По следам человека, который находится в поисках своей роли

Дмитрию Медведеву нравятся двери. В основном старые, в барочных проемах, увитых плющом. Или игра света на бирюзовой водной глади, рассекаемой кораблем. Пологие ландшафты, горы и море. Июнь, Дмитрий Медведев отправляется в столицу одного из регионов России, наиболее богатых нефтью, в сибирский Ханты-Мансийск, на саммит Россия-ЕС. Нового хозяина Кремля явно волнуют гармония и личная сфера. Уже перед началом саммита все его участники получают переплетенный вручную фотоальбом - со снимками, сделанными им собственноручно. Война на Кавказе с ее многочисленными жертвами среди мирного населения и беженцами еще далеко впереди.

Какой контраст! В выборе сюжетов Медведев, фотограф-любитель, много внимания уделяет мирным вневременным моментам. Эти снимки могли быть сделаны когда-нибудь где-то в Италии. И, конечно, не в России. Также примечательно, что на его фотографиях нет людей, они выглядят несколько искусственными, пустыми.

Как и он сам? Не является ли Дмитрий Медведев плохой копией своего предшественника Владимира Путина, клоном и исполнителем чужих приказов? Свежий конфликт с Грузией снова вынес этот вопрос на повестку дня. И отчетливо показал, что первые попытки Медведева выйти из тени своего предшественника Владимира Путина, похоже, будут иметь долгосрочные последствия.

Завтра исполняется ровно сто дней, как Медведев находится на посту президента. Это обычно тот срок, когда подводятся первые итоги. Как новый человек прокладывает себе путь? Держит ли он в руках свою команду? Верен ли он своим предвыборным обещаниям? В случае Дмитрия Медведева ставится еще один вопрос: сколько времени понадобится ему, чтобы решиться на конфликт с его политическим крестным отцом, который, очевидно, все меньше готов держаться в конституционных границах своей должности?

Молодой президент только успел очертить первые контуры, получить первое признание международного сообщества, как в дело со всей присущей ему мощью вмешался его премьер-министр: Путин в светлой рубашке в кризисном регионе; перед работающими телекамерами он утешает беженцев и в своей привычной манере переходит от одной вербальной политической атаки к другой. При этом по конституции решающий голос он имеет только во внешнеэкономической политике.

Конфликт между президентом и премьер-министром кажется при этом почти что запрограммированным, ведь именно Путин впервые в российской истории инициировал такую смену ролей на высшем государственном уровне, когда уверенный в себе политический деятель, такой, как Путин, отступает на второй план и передает высший пост в государстве другому человеку.

Несмотря на многочисленные пророчества, "тандемократия", на первый взгляд, поначалу функционировала безупречно. И оставляла Медведеву пространство для его собственных действий: здесь - президентский указ, там - кадровое решение. Но затем на Кавказе заговорило оружие. Когда на прошлой неделе после многомесячной эскалации конфликта грузинские войска начали бросать бомбы на Южную Осетию, Медведев, будучи в отпуске, продолжал плавать по Волге. На первый план вышел Путин, обличая из Пекина, столицы Олимпиады, военное наступление Грузии и проведя там несколько встреч с президентом США Джорджем Бушем.

Московские средства массовой информации удивленно замечали: когда в первые, самые психологически тяжелые часы народу был необходим его президент, на месте оказался Путин, а не Медведев. "Почему Медведев так долго молчал?" - спрашивала бульварная газета "Московский комсомолец".

Пока Путин поздравлял офицеров, сыпля крепкими словечками, Медведев общался по телефону со своими коллегами по всему свету. Это продолжалось в течение нескольких дней, и лишь затем президент снова появился в СМИ, объявив, что "миссия выполнена". Столько же времени понадобилось, чтобы понять, как поделены задачи между президентом и главой правительства: Путин занимается гуманитарной помощью, Медведев - армией. Вопрос о том, кто стоял за брутальным ответным ударом против Грузии, остается открытым.

В любом случае, победа на поле битвы является для Медведева горьким политическим поражением: потому как в отличие от своего предшественника, который, чем дольше он находился у власти, тем большее удовольствие получал от провокаций, он до сих пор представлялся в глазах международной общественности уравновешенным человеком.

"В отличие от Путина для Медведева пока важно, как его воспринимают на Западе", - сказал один высокопоставленный немецкий дипломат. Хотя по основным вопросам российской внешней политики - противостояние расширению НАТО или американская система ПРО - он ни на йоту не отклоняется от курса Путина, из уст Медведева критика звучит не так резко. К этому следует добавить, что в отличие от своего предшественника Путина он облекает "естественные национальные интересы" России в концепции, как например, идею нового оборонительного пакта между Северной Америкой, Европой и Россией.

Несколько недель назад в конференц-зале российского министерства иностранных дел, украшенного советской символикой, в речи перед российскими послами, созванными со всего мира, высокопоставленными сотрудниками МИДа, а также политиками обеих палат парламента Медведев четко сформулировал свою позицию. После того как он представил новую внешнеполитическую стратегию, заседание продолжилось за закрытыми дверями.

Позже из кругов участников сообщалось, что президент критиковал дипломатов. Представители России за рубежом должны действовать "более конструктивно", говорил он, а не ограничиваться простым "нет". Для Медведева очевидно, что свобода действий во внешней политике не увеличится, пока на международной арене Россия будет держаться особняком и, главное, пока у нее не появятся собственные идеи.

После совместного ужина на его первом европейском саммите в Ханты-Мансийске члены брюссельской делегации с облегчением отмечали, что общаться с новым президентом легче, чем с его предшественником. Он более открыт, этот Медведев, который во время переговоров периодически осаживает сидящего рядом с ним опытного министра иностранных дел Сергея Лаврова, когда тот пытается взять на себя роль суфлера. Кроме того, Медведеву не чуждо чувство юмора, говорит один высокопоставленный чиновник ЕС, и он не настолько циничен, как его предшественник. Путин тоже не прочь пошутить - но, предпочтительно, за счет других.

Напротив, Медведеву в начальный период своего президентства приходится сносить насмешки. Если за годы путинского правления политическая сатира в России почти что вымерла, то сейчас вновь появились едкие анекдоты о президенте, прежде всего, с намеком на его зависимость от щедрот Путина. "Лилипутин", "Киндер-сюрприз" или просто "Довесок" - так называют россияне нового хозяина Кремля.

Нельзя сказать, что Медведев не дает для них повода. После того как Путин, появившись обнаженным по пояс и с удочкой в руках, стал культивировать образ русского мужика, попытки Медведева подражать ему в этом кажутся довольно беспомощными. Перед включенными телекамерами ему, более похожему на тещиного любимца, чем на крутого мачо, приказы отдавать явно нелегко. Иногда в подобных случаях выражение лица Медведева становится чуть ироничным, будто он сам еще не может поверить в то, что роль президента досталась именно ему. Путину, утверждает политолог Маша Липман из Московского центра Карнеги, он публично пока что не отдал еще ни одного приказа.

Но означает ли это, что Медведеву нечего сказать?

Ясно одно, Путин не задержится на вторых ролях. Это следует из новостей. После смены должности он выступал перед Думой, российским парламентом, на речь ему было отведено пятнадцать минут. Путин сделал из нее почти часовое правительственное заявление - которое шло в прямом эфире по Первому каналу. В это время Медведев, который перед этим обратился к депутатам с коротким вступительным словом, восседал над ним, не зная, что же ему делать. Долгое время у Медведева не было даже пресс-секретаря.

Аналогичным образом складывается ситуация во внутренней политике и экономике, например, когда в портовом Северодвинске перед включенными телекамерами Путин отчитывал собравшихся перед ним первых лиц нефтегазовой промышленности во главе с Алексеем Миллером. "Не надо качать головой!" - прикрикнул он на главу "Газпрома". В вечерних информационных программах эта новость была главной. Или когда Путин вышел на тропу войны против угольного концерна "Мечел", обвинив его в разжигании инфляции и тем самым обрушив курс его акций - вероятно, имея перед собой цель включить предприятие в один из крупных государственных холдингов. Аркадий Дворкович, советник Медведева по экономическим вопросам, попытался, хотя и слабо, ослабить накал. Однако сам президент, который видит "возможность возрождения России" в частном предпринимательстве, молчал.

Ограниченная свобода действий всегда сопутствовала кадровым решениям Медведева. Так, фракция бывших сотрудников разведки, важная составляющая власти Путина внутри страны, утратила свою опору. Правда, одна из ключевых фигур этой сети, ближайшее доверенное лицо Путина Игорь Сечин по кличке "Серый кардинал", остался при важной должности в нефтегазовой промышленности. Однако впервые для него она сопряжена с политической ответственностью, и ему придется держать публичный отчет - чего до сих пор он всегда успешно избегал.

Кроме того, Медведев назначил министром юстиции своего товарища по учебе Александра Коновалова. Истинный прогресс, ведь его предшественник сделал себе имя, будучи генеральным прокурором, не в последнюю очередь благодаря неправовой охоте на нефтяного магната Михаила Ходорковского.

Разрешил ли ему Путин или он сам проявил инициативу - Медведев также пытается обрести свою индивидуальность на теме, пожалуй, самой щекотливой в России, на борьбе с коррупцией и извращенным правосудием. Медведев лично возглавил антикоррупционный совет. На своем сайте он опубликовал анонимные письма граждан, которые рассказывают о постоянных взятках. Неважно, настоящие они или нет - но положение, которые они описывают, реально. Ежегодно граждане России платят продажным судьям и прокурорам по несколько сотен миллионов долларов, чтобы добиться правды или защититься от несправедливости.

Тем временем в московском метро появились плакаты с необычной информацией. Здесь можно прочитать, какие права имеет гражданин в отношении милиции и наоборот. Пока что это только косметические ухищрения, однако в ноябре в парламент должен поступить пакет антикоррупционных законопроектов.

"Кто сосет кровь из предпринимателей?" - спросил на прошлой неделе Медведев у бизнесмена в Гагарине, в маленьком городке, удаленном от Москвы почти на 200 километров. Вместе со своей свитой он полетел на двух вертолетах, чтобы дать сигнал борьбе с мздоимством и государственным влиянием на экономику. На месте недовольный Медведев установил, что его указ, подписанный уже несколько месяцев назад, который требует от чиновников воздерживаться от злоупотребления своей властью над фирмами, элементарно игнорируется.

Недопустимо, чтобы администрация и органы правопорядка являлись кошмаром для бизнеса, сказал он. "В нашей стране очень большое значение имеют сигналы. Считайте, что сигнал дан".

Однако то, как бледно он выглядел на кавказской войне, заставляет усомниться в том, что его сограждане этот сигнал услышат.

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru