Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
14 августа 2008 г.

Фредерик Кункл | The Washington Post

На фоне конфликта становится ясно, кто руководит Россией

Путин дает указания Медведеву

Даже до российского вооруженного вторжения в Грузию практически не оставалось сомнений, кто правит в России. Но события последних пяти дней отмели всякие предположения, что президент Дмитрий Медведев руководит страной.

Эскалация насилия в отношениях между Россией и бывшей советской республикой, почти совпавшая по времени с сотым днем пребывания Медведева на посту президента, показала, как много власти остается в руках его предшественника, ныне премьер-министра Владимира Путина, говорят аналитики.

"Могу сказать, что недавние российско-грузинские события не дали нам доказательств того, что Дмитрий Медведев является независимым лидером", - заявил Евгений Киселев, редактор телекомпании ТВi в Киеве, периодически выступающий в качестве комментатора на радиостанции "Эхо Москвы".

Для Александра Гольца, заместителя главного редактора московского "Ежедневного журнала", один эпизод оказался особенно выразительным. Когда Путин вернулся из Владикавказа, российского города рядом с зоной конфликта, по телевидению показали, как он дает распоряжения президенту.

"Одна сцена была очень показательной, когда Путин стал говорить президенту что делать. Это не было частной беседой. Путин хотел продемонстрировать, что он стоит у власти, - отметил Гольц. - Все были шокированы".

Гольц отметил, что конфликт также показал ненужность Думы, нижней палаты российского парламента. "Никто и не думал о сессии в Думе. Никто не беспокоился об этом, - продолжил Гольц. - Дума просто исчезла из структуры власти России".

Путин был президентом с 2000 года вплоть до этого года, систематически предпринимая шаги по сосредоточению власти в своих руках. Он выбрал относительно малоизвестного Медведева в качестве своего преемника. Избранный подавляющим числом голосов, Медведев пришел к власти в мае, а его наставник перешел на менее влиятельную, в соответствии с конституцией, должность в стране. С тех пор наблюдатели анализируют их личные связи и распределение власти между ними.

В исторической перспективе россияне колебались между стремлением к сильной руке и желанием выйти из-под власти хозяина. Цари стремились быть либо милосердными и благосклонными правителями, либо сильными и жесткими руководителями с железной рукой, такими как Иван Грозный. Мало кому удавалось сочетать в себе и те, и другие качества, хотя некоторые пытались. Даже советский диктатор Иосиф Сталин культивировал образ строгого отца.

При Путине и Медведеве сложилось впечатление, будто воплотилась многовековая мечта о милосердном и сильном царе одновременно.

По крайней мере, до настоящего времени Медведев давал надежды россиянам, тяготеющим к Западу, которые предполагают, что он искренне считает, что нация может по-настоящему процветать, только следуя законам и становясь более открытой и демократичной.

В то же время Путин получил большую популярность у тех русских, которые чувствуют, что его восьмилетний президентский срок восстановил международное положение страны после унижений падения Советского Союза. Он также ограничил СМИ и изолировал оппозицию.

Сергей Арутюнов, журналист и заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН, заявил в среду, что российско-грузинский конфликт также зависит от сложной динамики в тандеме Путин - Медведев.

"С самого начала мы наблюдали попытки провести границу между Медведевым и Путиным, но это не удавалось. Они очень успешно работают вместе", - отметил Арутюнов. По его мнению, они дополняют друг друга, так как ожидается, что через четыре года Путин снова будет баллотироваться на пост президента. В случае проведения непопулярной политики Путин всегда может сказать, что это была идея Медведева.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы, высказал аналогичную точку зрения. Если Медведев сможет дистанцироваться от противоречивых решений, таких как применение силы против Грузии, он будет поддерживать свой имидж сторонника реформ, особенно на Западе.

Директор Центра европейской безопасности Татьяна Пархалина заявила, что она была поражена фактом, что Медведев не сделал значительных заявлений относительно конфликта в самом начале и отдыхал на Волге с семьей, когда Путин направился в места боев.

Между тем контролируемое государством телевидение показало кадры, демонстрирующие, что Путин является главной фигурой. Русские видели, как он говорит с военными командирами вблизи линии фронта и навещает раненых мирных жителей из столицы Южной Осетии, Цхинвали. Медведев появился в роли носителя власти только во вторник, выйдя вместе с президентом Франции Николя Саркози, чтобы заявить о достижении соглашения о прекращении огня.

Пархалина добавила, что российско-грузинский конфликт положил конец предположениям, что между Медведевым и путинской кликой бывших офицеров КГБ, чьи взгляды сформировались в эпоху холодной войны, существует истинная конкуренция.

На данный момент люди Путина выигрывают, отметила она. "Это очень плохо для Российской Федерации".

Дмитрий Тренин, заместитель директора Московского центра Карнеги, считает, что стереотипные представления о двух лидерах, в особенности у американских политиков, заслоняют собой тот факт, что у России не было другого выбора, кроме как предпринять действия против Грузии после того, как ее президент Михаил Саакашвили направил войска в Южную Осетию. Ночной обстрел грузинами Цхинвали являет собой военное преступление, добавил он.

Так как о Путине сложилось представление как об авторитарном правителе, реакцией Запада стало стремление поддержать Давида в борьбе с Голиафом, сказал он. В Соединенных Штатах, отметил он, нелегко добиться понимания действий Москвы, "так как в этом случае вас обвинят в прокремлевском, пропутинском подходе".

В то же время Тренин согласился с мыслью, что конфликт, вероятно, усилит власть Путина и развеет надежды на истинную демократию в России. "Большинство людей рады позволить Кремлю управлять. Это можно назвать авторитаризмом с согласия подданных".

Но Тренин также отметил, что растущее благосостояние расширяющегося российского среднего класса обещает стать наиболее эффективным препятствием на пути авторитаризма в дальнейшем. "В какой-то момент они начнут выбирать не только автомобили, но и людей, которые будут править страной", - полагает он.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru