Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
14 декабря 2005 г.

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Что покупают россияне?

Даже здесь, в Вашингтоне, городе, населенном лоббистами, которые в свое время занимали политические посты, и правительственными чиновниками, которые в прошлом были лоббистами, сложно понять до конца историю Герхарда Шредера. На прошлой неделе бывший канцлер Германии объявил, что принял предложение о работе в "Газпроме" - контролируемой государством российской энергетической мегакомпании. Еще находясь у власти, Шредер подписал договор о постройке противоречивого с точки зрения дипломатии и экологии газопровода под Балтийским морем из России в Германию. Теперь он занимает пост в компании, которая будет его строить. Ситуация такая, как если бы Джимми Картер договорился о возвращении Панамского канала Панаме - а потом подписал прибыльный контракт по управлению морскими путями.

Однако здесь дело не только в стремлении бывшего канцлера Германии к личному обогащению - или к получению средств для выплаты алиментов трем бывшим женам. Эта история также отражает растущую международную мощь российских денег. Как и саудовцы, которые в 1970-х скупали лондонскую недвижимость, российские магнаты провели свое первое десятилетие миллиардерства, греясь на солнышке в Южной Франции и наводняя склоны Гштаада (горнолыжный курорт в Швейцарии. - Прим. ред.). И, подобно саудовцам, которые в итоге научились с большей пользой использовать свои деньги - включая известных американцев в доходные советы директоров, жертвуя деньги на их излюбленные кампании и даже становясь друзьями их жен - россияне тоже поняли, что нефтедоллары дают влияние.

Вплоть до сего момента они стремились и стремятся к респектабельности того сорта, которая поможет американцам закрыть глаза на их темное происхождение и позволит российским компаниям добиться заветного размещения акций на западных фондовых биржах. Михаил Ходорковский, нефтяной магнат, находящийся в тюрьме отчасти из-за таланта к таким делам, выделял крупные суммы Библиотеке Конгресса. В ответ библиотекарь Библиотеки Конгресса провел встречу его фонда. Аналогичное стремление к респектабельности заставило Владимира Потанина, еще одного российского магната, стать покровителем искусства. В ответ Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке включил его в свое правление.

В этом году Центр Вудро Вильсона, федеральный институт, который занимается сбором частных средств и включает в себя Институт перспективных российских исследований имени Кеннана, даже вручил награду за заслуги в области развития корпоративного гражданства Вагиту Алекперову, председателю "Лукойла", еще одной энергетической мегакомпании. На обеде в честь награждения Джеймс Лэнгдон из вашингтонской юридической фирмы Gump Strauss Hauer&Feld назвал Алекперова "новатором и лидером" - к всеобщему удовлетворению. Алекперов, человек, с потрясающей скоростью прибравший к рукам 10% акций компании, резервы которой могут соперничать с Exxon Mobil, укрепил свою авторитетность. На этом мероприятии Центр Вильсона собрал около 400 тыс. долларов, преимущественно за счет американских нефтяных компаний. Фред Буш, главный фандрайзер центра, говорит о новых российских миллиардерах, что он "счастлив получать их деньги" и хотел бы, чтобы они давали больше.

Другие указывают, что лучше бы российские магнаты поддерживали российских ученых, а не разбазаривали деньги, проплачивая "билет на подъемник" для собственного имиджа. Это предположение о покупке влияния вызывает некоторый дискомфорт, в частности, учитывая, сколь много российских компаний до сих пор не являются независимыми от российского государства в полном смысле.

На прошлой неделе Пол Сондерс, исполнительный директор Центра Никсона, яростно опроверг сообщение одной российской газеты о том, что Кремль планирует создать аналитический институт при финансовой поддержке российского правительства и российских олигархов в сотрудничестве с центром, который связан с Библиотекой Ричарда Никсона. Сондерс признает, что Центр Никсона принимает "небольшие" суммы денег из России, однако он выступил с заявлением, в котором назвал российского журналиста, написавшего эту статью, "специалистом в черном пиаре".

Блэр Рабл, директор Института Кеннана, также обеспокоен возможным мнением, что его исследователи находятся под влиянием российских денег, и признает, что у него есть вопросы о пожертвованиях "Лукойла" и других российских компаний. Он говорит, что не позволяет спонсорам оказывать влияние на исследования. Но когда такой человек, как Шредер, соглашается работать в "Газпроме", указывает Рабл, фандрайзерам и советам директоров становится "все сложнее и сложнее" озвучивать аргументы против принятия российских денег.

Всеобщая паранойя - в частности, предположение, что любому, кто высказывает мнение о чем-либо, за это платят - вероятно, наименее привлекательный атрибут российской политической культуры, и в этой статье я не собираюсь потворствовать ее распространению. Новая работа Шредера должна привести к осознанию того, что мотивы подобного шага могут быть смешанными. Но, не говоря о прочем, российские компании, так же как их саудовские и американские коллеги, теперь дали понять, что они будут вознаграждать своих друзей.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru