Архив
Поиск
Press digest
17 октября 2019 г.
14 июля 2006 г.

Том Шэнкер и Джим Рутенберг | The New York Times

Буш продвинулся в изучении образа действий Путина

Незадолго до Рождества Белый дом получил из Москвы странное и определенно неловкое предложение.

Российская нефтяная компания соблазняла одного из ближайших друзей президента Буша, бывшего министра торговли Дональда Эванса, стать ее председателем. Еще большее удивление вызывало то, что президент Владимир Путин сделал это предложение о работе лично.

Как говорили, Буша это ошеломило, а других чиновников Белого дома встревожило. Предложение, поступившее как раз в то время, когда администрация все более откровенно высказывалась о консолидации Путиным государственной власти и его склонности использовать энергетические поставки как инструмент международной политики, показались неуклюжей попыткой завоевать благосклонность Белого дома. По словам одного высокопоставленного чиновника администрации, Путин рассказал Бушу об этом предложении, которое все же было отвергнуто, заранее.

"Я полагаю, то, что он сделал это предложение Дону Эвансу, можно интерпретировать как своего рода признак неуважения: "Я могу купить твоих лучших друзей", - отметил Эндрю Качинс, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за мир. В то же время, добавил он, "это демонстрирует, как Путин своими, пускай и странными, методами направляет позитивный сигнал - а в случае с россиянами часто бывает, что они направляют свои сигналы странными, очень неловкими методами".

"Дело не в том, что мы отнеслись к этому нехорошо, - заявил в четверг высокопоставленный чиновник администрации, знакомый с деталями переговоров с Эвансом. - Я полагаю, намерения у Путина были хорошие. Он хотел получить пользующегося доверием бизнесмена с Запада, который мог бы стать своего рода "рекомендацией" для компании - этакий кратчайший путь к настоящим реформам, которые им нужно было начинать".

Это был один из многих уроков для Буша, продолжающего постигать образ действий Путина и - через него - особенности России.

Это образование Буша подвергнется испытанию в эти выходные. В пятницу Буш прибывает в Санкт-Петербург, чтобы снова встретиться со своим российским коллегой, но на этот раз он придерживается более осторожного взгляда на Путина, бывшего босса КГБ, который проявляет новую напористость на глобальной арене.

Как ожидается, Буш скажет Путину, что хочет видеть Россию процветающей, но в то же время считает, что интересы страны будут надежно защищены только при продолжении демократических реформ. Также Буш пообещает награды за это, включая более глубокую интеграцию в мировое сообщество при поддержке Вашингтона.

Программа стоит перед двумя президентами сложная: страны стремятся к соглашениям по ядерным амбициям Северной Кореи и Ирана, по ближневосточному конфликту, по энергетике и свободной торговле.

Отношения между Москвой и Вашингтоном в последнее время стали более прохладными.

Впервые президенты Буш и Путин встретились пять лет назад в Словении. Тогда Буш принял Путина с поразительным заявлением поддержки и даже сочувствия, сказав, что заглянул ему в душу.

Однако, как заметил Стивен Сестанович из Совета по международным отношениям, "браться за оценку душевных качеств бывшего агента КГБ - всегда рискованное предприятие".

В то время как некоторые чиновники из окружения Буша ныне говорят, что об этом заявлении стоит "сильно сожалеть", другие советники называют его реалистичной оценкой того факта, что Путин - российский патриот, от которого следовало ожидать заботы о российских интересах. Независимо от того, является ли он человеком, с которым Америка может вести дела, отметили советники Белого дома, Буш понимал, что Путин - человек, с которым Америке вести дела придется.

Хотя это по-прежнему остается целью президента, политика администрации была ужесточена на фоне того, как Путин продолжил консолидировать государственную власть в едином политическом институте - президентстве, - лишая власти независимый суд, законодательные органы и прессу. И за пределами России он продолжает запугивать демократические государства, которые порвали с господством Москвы.

Госсекретарь Кондолиза Райс, по своему образованию являющаяся экспертом по России и имеющая со времени президентской кампании 2000 года большое влияние на формирование политики администрации и на позицию собственно президента в отношении этой страны, заявила, что специфика отношений великих держав как раз в том и заключается, что они не могут быть "линейными".

"В них всегда были элементы хорошие и сложные элементы, потому что это значительные, сложные отношения, - заметила Райс. - У России есть собственные интересы. И Россия намерена преследовать эти интересы".

По ее словам, Буш еще со времен избирательной кампании считал, что Россия входит в число тех стран, отношения с которыми важны для того, чтобы чего-то добиться в мире.

Однако администрация Буша до сих пор твердо придерживается "принципиального взгляда, что Россия и США могут быть партнерами", заявила Райс. Но углубление этого партнерства, предупредила она, потребует "движения России во внутриполитической сфере в более демократическом направлении".

В последние месяцы американская политика стала более жесткой в отношении России, свидетельством чему была критика вице-президента Дика Чейни по поводу отсутствия у России приверженности демократии, которую он озвучил в мае во время визита в бывшую советскую республику Литва.

Реакция на эту критику была ледяной и строилась на обвинениях, согласно которым администрация Буша применяет двойные стандарты, подчиняя, когда потребуется, свое содействие глобальной демократии интересам борьбы с террором или стремлению к энергетической безопасности.

Российские чиновники спрашивают, как смеют США критиковать Путина, в то же время мирясь с другими лидерами в регионе, которые занимают самые выгодные позиции на геополитических перекрестках или в нефтяных поставках, однако получают неблагоприятные отзывы из уст наблюдателей на выборах и правозащитных организаций.

"Администрация считает, что действия новой самоуверенной России с ее нефтяными доходами направлены против интересов США, - говорит Энджела Стент, специалист по России и Евразии в Совете по национальной разведке. - Однако американо-российские отношения по-прежнему лучше всего характеризует словосочетание "выборочное партнерство".

Помощники указывают, что вернуть отношения двух стран на более дружественные рельсы могут личные связи между Бушем и Путиным. Буш порой рассказывает истории о своих отношениях с Путиным, иллюстрирующие их дружелюбие и скрытое соперничество.

Когда Буш приехал на дачу российского президента под Москвой, приветствовать его выбежал лабрадор Путина. Сравнивая собаку с Барни, скотч-терьером Буша, Путин, обращаясь к американскому президенту, заметил, что его собака крупнее, жестче, сильнее и быстрее. Помощники Буша считают эти слова характерной чертой дружбы, которая от небольшого укола лишь становится крепче. Однако российские политологи говорят, что, когда Путин рассказал им эту историю, они уловили другой смысл. Это поддразнивание также говорит о чувстве самоуверенности, смешанном с неуверенностью в собственных силах, которое уходит корнями в царские времена.

Райс подчеркивает, что, согласно позиции Буша, Россия - это политическая инвестиция, которая требует терпения. Усилия по интеграции России в западные институты, добавила она, "будут огромной победой для дела мира и безопасности".

"Как не так давно заметил президент: "Я не собираюсь отказываться от России", - припомнила Райс.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru