Архив
Поиск
Press digest
15 октября 2019 г.
14 июля 2006 г.

Стивен Мафсон | The Washington Post

Цена, подогреваемая страхом

До трети прироста цены на нефть связано с психологией

Приплюсуйте это к стоимости политической нестабильности и насилия в мире: цена вчера побила рекорд, перешагнув 76 долларов за баррель.

Нефтяные цены росли на фоне развернувшихся в Ливане боев, противостояния из-за иранской ядерной программы и сообщения нигерийской газеты о взрывах на двух трубопроводах этой страны в Западной Африке. Хотя поставки нефти это практически не затронуло, маклеры и аналитики заявили, что тревога по поводу политического насилия и напряженности в мире снова увеличила "политическую надбавку" на нефть.

"Цена нефти стала шкалой Рихтера для геополитических волнений и катаклизмов, - заявил Дэниел Йергин, глава Кембриджской ассоциации энергетических исследований. - Основные показатели рынка в действительности немного улучшаются, но страх и неопределенность, связанные с Ираном, Ближним Востоком и Нигерией, растут".

Рекордная цена - вчера в Нью-Йорке сделки на поставку в августе заключались по цене 76,70 доллара - создают мрачный фон для саммита "большой восьмерки" в Петербурге. "Это рынок, на котором страх очень силен, и конечно, это мощный сигнал саммиту G8, который планирует обсудить энергетическую безопасность, - сказал Йергин. - В данный момент нефтяные цены свидетельствуют об отсутствии энергетической безопасности".

Тревога охватила и другие рынки. Американские акции, на которые уже повлияли опасения из-за учетных ставок и разочарование итогами второго квартала, резко упали после сообщений об израильской операции в Ливане и рекордных ценах на нефть. Индекс Dow Jones упал на 1,5%, индекс Standard & Poor's - на 1,3%, а индекс Nasdaq - на 36,1%.

Причины роста цен на нефтяных рынках носят исключительно политический и психологический характер, так как маклеры, напуганные конфликтом Израиля с Ливаном, могут спровоцировать страхи по поводу всего Ближнего Востока, где добывают 31% мировой нефти и находятся 62% подтвержденных резервов.

Адам Симински, главный экономист по энергетике в Deutsche Bank AG, объяснил, что единственным способом исчисления политической наценки является умножение шансов на прекращение поставок на оценку его последствий. Даже при скромных шансах на военную операцию против Ирана или прекращение поставок, с учетом влияния таких событий на нефтяные цены, лишь опасения по поводу Ирана могут увеличивать нынешнюю цену на нефть на 10-15 долларов за баррель.

Симински отметил, что нефтяные маклеры могут "накидывать" 5 долларов на возможные ураганы, 5 долларов - на риски в Нигерии (где боевики атаковали трубопроводы и сократили добычу больше чем на полмиллиона баррелей в день) и 5 долларов - на прочие риски.

"Предложение и спрос не единственное, на что смотрят люди", - сказал Симински.

В совокупности политическая наценка может составлять до трети цены нефти. Эта наценка выражается примерно в 60 центах за галлон бензина. Она же является источником политических споров, так как, даже если причины высокой цены имеют психологический характер, в руки добывающих стран и компаний переходят вполне реальные деньги.

В физическом мире нефти, говорят эксперты, если с балансом поставок что-то и произошло, то он стал лучше, чем пару лет назад, когда цены были гораздо ниже. Вчера официально открылся новый трубопровод, доставляющий нефть из Азербайджана через Грузию в турецкий порт Джейхан. Трубопровод будет транспортировать 430 тыс. баррелей в день, и ожидается, что к концу будущего года его пропускная способность увеличится до 1 млн баррелей в день.

В среду Международное энергетическое агентство опубликовало ежемесячный доклад, в котором прогнозирует адекватные нефтяные поставки при поступлении на рынок нефти из стран, не входящих в ОПЕК, к концу этого года и резком увеличении мощностей ОПЕК к концу 2007 года. Агентство скорректировало свою оценку роста спроса в 2006 году. По сравнению с прошлогодней она снижена на 820 тыс. баррелей в день.

Источник в промышленных кругах Европы сообщил, что сообщение нигерийской газеты, в котором говорится, что взрывы уменьшили поставки на 120 тыс. баррелей в день, является преувеличением. Источник заявил, что сокращение составляет лишь 50 тыс. баррелей в день, а производство, которым руководит итальянская компания Eni SpA, восстановится через пару дней.

Но поскольку дополнительных мощностей стало меньше, чем несколько лет назад, рынок остается восприимчивым к любым будущим рискам. По словам Симински, этим объясняется то, что запасы компаний больше, чем год назад.

"Когда происходят подобные вещи, - сказал о повышении цен на прошедшей неделе Эдвард Морс из Hess Energy Trading Co., - это политический риск, не более того. Дело действительно в Иране".

Цены на нефть колебались в последние две недели в зависимости от очередного заявления иранских властей. Во вторник нефть поднялась впервые за четыре торговые сессии, после того как президент Махмуд Ахмадинеджад заявил, что его страна "ни на йоту" не поступится своим правом на ядерные исследования.

Морс отметил, что пока Запад ищет возможности ввести санкции Совета Безопасности ООН против Ирана, маклеры ищут свидетельства того, что Иран может использовать свои рычаги ответного давления. "Воспользуется ли Иран нефтяным оружием? Почти наверняка нет. Но где Иран может оказать давление?" - спросил он. Скорее всего, через подставных лиц, отметил Морс. Например, Иран может давить на США, используя союзников в Южном Ираке или "Хизбаллах" в Ливане, и возможно, этим объясняется вылазка "Хизбаллах" против Израиля.

Вероятность урагана в Мексиканском заливе тоже висит над нефтяными рынками. Во вчерашнем интервью Брайан Стормз, генеральный директор страховой компании Marsh Inc., заявил, что ставки страхования судов резко выросли во всем мире в отношении водных нефтяных платформ и вышек. Пресс-секретарь компании заявил, что для нефтяных объектов в Мексиканском заливе страховые взносы после урагана "Катрина" выросли в среднем на 150%, но в некоторых случаях - на 400%.

Интерес инвесторов к нефтяным рынкам остается высоким, так как многие пенсионные фонды и другие институты привязали часть своих портфелей к товарным фондам.

Хотя нефтяные цены побили рекорд на Нью-Йоркской товарной бирже, которая начала нефтяные торги в 1983 году, они еще не достигли мирового рекорда с учетом инфляции. Четверть века назад, после иранской революции и начала ирано-иракской войны, цена нефти превысила 90 долларов за баррель в современных долларах.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru