Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2019 г.
14 июля 2006 г.

Йоханнес Фосвинкель | Die Zeit

Владимир Одинокий

На саммите G8 гостеприимный хозяин Владимир Путин намерен представить нынешнее благополучие России. Но сам президент правит, как авторитарный бюрократ

Последним сенсационным успехом Владимира Путина стал поцелуй. Российский президент шел пешком по территории Кремля и заговорил по пути с группой туристов. Неожиданно для всех он задрал футболку одному маленькому мальчику и поцеловал его в живот. После этого пятилетний Никита не хочет мыться. Несколько дней страна ждала объяснений от самого президента. И вот в прошлый четверг президент, который может одним взглядом заставить трепетать своих подчиненных, прервал молчание и объяснил свой поступок вполне просто: во время интернет-конференции он ответил, что при взгляде на Никиту он поддался чувствам. "Он мне показался очень самостоятельным, знаете, очень серьезным. И в то же время ребенок - всегда незащищенный, и очень милый был мальчишка". "Просто захотелось его так потискать, как котенка".

В стране, в которой для интернет-пользователей главным является вопрос о том, почему президент поцеловал мальчика, вероятно, все хорошо. Именно это и хочет продемонстрировать президент в конце этой неделе, когда в его родном Санкт-Петербурге на саммите "большой восьмерки" соберутся главы важнейших промышленно развитых стран. Дискуссионный клуб на высшем уровне станет кульминацией времени правления Путина и своеобразным посвящением в рыцари возродившейся мировой державы. С помощью нефтедолларов Путин поднял с колен ослабленную кризисами и увязшую в долгах страну и сделал из нее экономическую силу международного значения, которая может позволить себе демонстративно проводить самостоятельную внешнюю политику и оставляет за собой право использовать за пределами страны бойцов спецслужб и военных в борьбе против терроризма. Сегодняшнему Путину, как игроку глобального уровня, не хватает только мирового признания.

И все же неожиданный PR-ход, связанный с предстоящим саммитом, пока себя не оправдал: Запад, бесспорно, обращает на Россию все больше внимания, но смотрит он на нее при этом критически. Саммит "большой восьмерки", членство в которой главы государств в свое время задумывали в качестве дара России с целью ее интеграции в западное сообщество, станет проверкой желания Москвы идти на интеграцию. Трезво оценив ситуацию, Путин, вопреки сопротивлению некоторых советников, впервые нанял зарубежную PR-компанию, чтобы приостановить "русофобию", которую Кремль отмечает, прежде всего, у своего конкурента, США. Дело в том, что в Санкт-Петербурге Путин борется также и за свое место в истории. Но оно будет зависеть не от хитроумных PR-ходов, а от его политики. На ней лежит отпечаток авторитарного мышления и безумного желания элиты все контролировать.

Людям в России в качестве утешительного приза остается ощущение стабильности в стране. Итогом шестилетнего правления Путина являются успехи в макроэкономике. Благодаря заниженной стоимости рубля и высоким ценам на нефть президенту удалось добиться в России экономического бума с постоянным экономическим ростом. Большую зависть у министров финансов западных стран вызывает профицит бюджета. Более 70 миллиардов долларов США находятся наготове в особом фонде, на случай, если наступят трудные времена. Успех отражается также и в уверенном поведении Путина: если раньше он казался излишне скованным и, когда ему задавали неприятные вопросы, обращался к сленгу петербургских дворов, то сегодня он выступает на форумах критиков, как матадор, имеющий дело с парализованным быком. Перед саммитом G8 Путин демонстрирует себя, выступая то перед прокурорами, то перед представителями гражданского общества, как защитник преследуемой оппозиции и правозащитников, так, будто своей собственной политики у него не существует. "Если работаешь в спецслужбах, надо уметь работать с людьми", - откровенно говорит бывший сотрудник КГБ. Он завлекает в свои сети собеседников, говоря то, что они хотят услышать. Если ему не нравятся их вопросы, то он, задавая встречные вопросы и неожиданно меняя тему разговора, ставит их в затруднительное положение.

К негативным итогам его деятельности относится ситуация с органами государственного управления, завладевшими большей частью экономики. Бюрократический капитализм пришел на смену господству олигархов, имевшему место при предшественнике Путина Ельцине. На доходах от экспорта сырья обогащается каста рантье, и пропасть, отделяющая их от бедного населения, становится все глубже. Господствующий класс обеспечивает свои позиции путем контроля над информацией для народа, распространяемой государственным телевидением и скупленными редакциями газет. Чтобы управлять с помощью кремлевской партии "Единая Россия" тем, что еще осталось от демократии, Путин предпринял трехступенчатое реформирование избирательного законодательства с его более серьезными требованиями к регистрации, преодолением 7-процентного барьера для прохождения в парламент и запретом создания избирательных блоков. Были отменены прямые выборы депутатов от избирательных округов.

В то же время Путин расхваливает преимущества демократии, говорит о принадлежности России к "европейской семье" и одновременно цитирует философа Ивана Ильина, выступавшего в первой половине XX столетия за изоляцию от "загнивающей" Европы. Такая противоречивость объясняется не только отсутствием связной идеологии. Путин, в отличие от некоторых людей из своего окружения, поставил миссию возрождения России из руин Советского Союза выше своего личного обогащения. Президент все еще действует как шпион на задании, проявляя хитрость, в одиночку, всегда испытывая чувство недоверия. Он знает о безжалостности российской властной системы, в которой проигравший может лишиться всего. Как арестованный бывший нефтяной миллиардер Михаил Ходорковский, самостоятельность которого Путин воспринимал как вызов на дуэль. Или как олигарх Борис Березовский, сделавший Путина преемником Ельцина, пока тот не изгнал его из страны.

Соответственно, смена власти после президентских выборов весной 2008 года, на которых Путин, согласно конституции, уже больше не сможет баллотироваться, будет ключевым моментом для силовых групп в Кремле. Они уже сейчас заняты вопросом выживания, чем парализуют политику. Путин вынужден постоянно выстраивать баланс между ними. Пока он ведет умелую игру с наследными принцами: то похвалит министра обороны Сергея Иванова, который с его биографией разведчика и прозрачностью мог бы стать дублером, то заместителя председателя правительства Дмитрия Медведева, при чиновничьей чопорности которого яркими кажутся даже его серые костюмы.

Правда, подданные и патриотические комитеты требуют для Путина третьего президентского срока, чем напоминают спускавшиеся сверху в советские времена призывы "колхозников и колхозниц". Однако российский президент, заверяют близкие к нему люди, устал и разочаровался во многих своих соратниках. "После своего переизбрания в 2004 году у него был шанс сформировать новую, лучшую команду, - рассказывает один из правительственных чиновников, - но он не решился на это". Путин ставил лояльность выше профессионализма. Его собственная мстительность порождает его страх перед неверностью тех, кто становится жертвой.

Безусловный единоличный властитель является одновременно пленником своей вертикали власти. "Ценой политики является одиночество", - признается президент. Когда его советники выходят с каким-то предложением, Путин в большинстве случаев не говорит ни "да", ни "нет". Он слушает, иногда кивает в знак согласия, обдумывает и принимает неожиданное решение. К удивлению всех экспертов, он наметил на географической карте Сибири маршрут будущего нефтепровода так, как это делал в свое время Сталин. В рамках секретной операции он поменял генерального прокурора Владимира Устинова на более управляемого человека, министра юстиции Юрия Чайку. Устинов занял прежнее место Чайки. Об официальном объяснении кремлевского хода Путин пока даже не побеспокоился.

Большинство россиян, согласно опросам общественного мнения, все еще благодарны президенту за спокойствие, которое принесла его "управляемая демократия" после полной кризисов эры Ельцина. Среди успешных людей считается шиком подражать Путину, нося, как и он, морские часы Breguet стоимостью несколько тысяч евро на правой руке. Российский средний класс, составляющий, по оценкам социологов, 20% населения, все еще проявляет аполитичность и предпочитает силу железной руки в государственном управлении. И все же одновременно, как показывают опросы, растет число людей, недовольных бедностью в стране и ухудшением системы образования и здравоохранения. Кремль реагирует на это, бесцельно раздавая народу миллионы рублей. У Путина отсутствует понимание того, что сверхдержава определяется не только по уважению, с которым к ней относятся за рубежом, но и по отношению к своим собственным гражданам.

Его исторической миссией было создание авторитарной системы, основанной на бюрократии. Путин частично модернизировал ее, добавив элементы либерализма. Однако концентрация власти парализует общество. Свою апатию оно в очередной раз продемонстрировало, когда в Ираке были похищены и убиты четыре российских дипломата: демонстраций в знак солидарности не было. Каждый живет сам для себя, как президент во главе государства.

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru