Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
15 апреля 2004 г.

Аркадий Островский | Financial Times

Экология. За деревьями леса не видно

Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи. Если бы на месте этих истребленных лесов пролегли шоссе, железные дороги, если бы тут были заводы, фабрики, школы - народ стал бы здоровее, богаче, умнее, но ведь тут ничего подобного! В уезде те же болота, комары, то же бездорожье, нищета. (Антон Чехов. "Дядя Ваня". 1901)

Пророческие слова доктора Астрова, сказанные более столетия назад в пьесе Чехова, справедливы и сегодня для многих лесных районов России.

Северо-западный регион Карелия, граничащий с Финляндией, является важным источником российского леса и печальным примером плохого управления природными богатствами страны. Леса Карелии исчезают, принося мало выгоды местным деревням, страдающим от нехватки электроэнергии, от алкоголизма и безработицы.

Бедность здесь особенно поражает в сравнении с Финляндией, превратившей те же леса в важный источник национального благосостояния.

России принадлежит 25% лесов в мире. Но это богатство транжирят, причиняя вред и экологии, и экономике.

"Россия извлекает минимум экономической выгоды из своих лесов и причиняет максимум вреда окружающей среде", - говорит Алексей Ярошенко, координатор лесной программы Greenpeace в России.

По оценкам Greenpeace, за последние 50 лет 80% карельских лесов исчезло. Новыми посадками заменена только половина из них. Для того чтобы вырастить лес, требуется более 100 лет, и это значит, что Карелия - и Россия в целом - вскоре начнут испытывать нехватку коммерчески доступного леса.

По словам Ярошенко, Россия обращается со своими лесами не как с восстановимым природным ресурсом, а как с нефтяной скважиной, которую бросают, выкачав всю нефть.

С прошлого года вокруг проблемы лесного хозяйства в России идут горячие дебаты, начавшиеся после того, как правительство представило в парламент новый закон, разрешающий приватизацию лесов. Согласно законопроекту, леса можно приватизировать после 15-летней аренды. Новый министр лесного хозяйства пока не высказал свою позицию по этому вопросу.

Но последствия предлагаемого закона тревожат и Greenpeace, и лесозаготовителей, и ученых. Он не дает представления о планах правительства, касающихся лесхозов, местных государственных структур, которые традиционно контролируют деятельность лесозаготовителей. Он разрешает вырубку деревьев и строительство домов в зеленых зонах городов, что раньше запрещалось.

В случае Карелии законопроект ставит под угрозу девственные леса, тянущиеся вдоль 600-километровой российско-финской границы. Благодаря советской паранойе и колючей проволоке, разделявшей Россию и Финляндию во времена холодной войны, эти угодья, особенно на севере, остались нетронутыми.

"Это уникальные леса с 300-летними деревьями, где сохраняются изначальные биологические системы, - говорит Евгений Иешко из карельской Академии наук. - Таких лесов в Европе осталось очень мало".

Ученые и такие неправительственные организации, как Greenpeace, в последние годы сумели спасти некоторые леса, которые теперь станут заповедниками.

Но главная проблема заключается не в том, что Россия рубит деревья - так поступают почти все страны, - а в том, что она делает с ними дальше.

Юрий Ковалевский, главный лесничий заповедника Костомукша, говорит, что у него сердце кровью обливается, когда он видит грузовики с бревнами, движущиеся к финской границе, которая находится всего в 20 милях, лишь для того, чтобы россияне потом покупали мебель из Финляндии. "Это бред: мы продаем сырье, а потом покупаем мебель. Мы должны более рационально использовать свои ресурсы".

Никола Салакка, бывший лесник, а ныне бизнесмен, говорит: "Многие компании валят лес, просто чтобы валить. Куда не пойдешь, везде лежат срубленные деревья, брошенные гнить. Многие компании рубят больше деревьев, чем могут вывезти, но все равно рубят".

По оценкам Ярошенко, пропадает 20-25% леса. По его словам, нынешнее законодательство побуждает компании рубить больше деревьев, чем они могут продать. Если компания не вырубит все деревья на отведенном участке, ее штрафуют.

Еще одна проблема состоит в том, что за молодыми лесами не ухаживают. Из-за этого увеличивается время, за которое они могут стать лесами, имеющими коммерческую ценность.

Этим объясняется то, что более половины российских лесозаготовок ведется в девственных лесах. Экологи и специалисты по лесному хозяйству говорят, что в Финляндии и Швеции почти весь лес заготавливается в новых посадках.

Плохое управление лишает региональную экономику и новых рабочих мест. "Чтобы рубить деревья, не надо много людей, люди нужны для того, чтобы сажать новые деревья и ухаживать за ними", - говорит Ярошенко.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru