Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
15 июня 2004 г.

Г. Дометайт и Б. Райтшустер | Focus

"Не просто косметический ремонт"

Новый министр иностранных дел России Сергей Лавров предлагает созвать круглый стол по Ираку

- Как вы расцениваете влияние России и на что сегодня ориентируется ваша внешняя политика?

- Мы измеряем эффективность нашей внешней политики по тому, помогает ли она создавать благоприятные условия для экономики и улучшает ли она жизнь людей. Один из самых важных принципов - это стремление проводить в жизнь национальные интересы России мирными средствами, как полагается делать сильной, но миролюбивой стране.

- Какие последствия имеет для России расширение ЕС?

- Мы выражали опасения уже четыре года назад. К сожалению, Еврокомиссия вступила с нами в переговоры лишь несколько месяцев назад. Поэтому мы оказались в цейтноте. Мы решили большинство открытых вопросов, но не смогли полностью устранить все проблемы. Так, с 1 мая для нас закрыты рынки сельскохозяйственной продукции в новых странах ЕС. Кроме того, в отношении России продолжают действовать торговые ограничения со стороны старых членов ЕС. Каждый год наши экспортеры теряют около 400 млн евро, в частности из-за регулирования квот на поставки стали и пшеницы.

- Россия сдала военные позиции во многих регионах, например, на Балканах и в Центральной Азии. Москва утратила интерес к влиянию на мировую политику?

- Политика равновесия сил и борьбы за сферы влияния - это дело прошлого. Она не пригодна для XXI века. Сегодня все государства должны совместно бороться против таких глобальных угроз, как терроризм, распространение оружия массового уничтожения, торговля наркотиками и организованная преступность. Конечно, у нас и в будущем останутся законные интересы на евроазиатском пространстве.

- Насколько сильно влияние США в Грузии?

- Грузия - это суверенное государство, и нам не приличествует обсуждать ее отношения с другими странами. Для нас важно, чтобы Тбилиси признавал важность добрососедских отношений с Россией.

- Как Россия относится к расширению НАТО, которое уже распространилось на бывшие советские территории?

- Мы по-прежнему придерживаемся мнения, что расширение НАТО не является решением ни одной из сегодняшних проблем. В его основе лежат инерция и методы вчерашнего дня.

- Россия собирается помогать НАТО в Афганистане и предоставлять информацию, полученную спецслужбами. Имеются ли и другие обязательства перед страной, которую когда-то оккупировал Советский Союз?

- Мы участвуем в создании новых афганских вооруженных сил. В 2002-2003 годах мы выделили 80 млн долларов. Мы предоставили Германии право на транзит военных и иных грузов и предоставим это право также другим странам. Мы готовы списать большую часть старых долгов Афганистана.

- Американцы путем оккупации Ирака хотели, в частности, победить терроризм. Вместо этого они усилили терроризм.

- До момента одностороннего военного вмешательства США не было никакой связи между терроризмом и Ираком. Международные террористы просочились туда только после оккупации. Из этого тупика можно выйти только путем скорейшего завершения оккупации, установления государственного суверенитета и передачи власти в руки иракского народа. Это суть резолюции номер 1546, которую принял Совет Безопасности ООН на прошлой неделе. Процесс передачи власти должен быть прозрачным, и он призван придать иракскому правительству легитимность в глазах населения и всемирной общественности. Он не должен восприниматься лишь как косметический ремонт.

- Примет ли Россия активное военное участие в Ираке?

- Так вопрос не ставится. Но мы готовы к участию в политическом урегулировании под эгидой ООН и в экономическом восстановлении.

- Какая программа есть у России для Ирака?

- Прежде всего, нужно однозначно продемонстрировать населению, что оно снова становится хозяином собственной судьбы. Только таким образом можно справиться с восстановлением и рассеять сомнения арабского и исламского мира. Для этого можно было бы созывать международную конференцию или круглый стол с представителями Ирака, а также международной общественности, включая соседние государства, Лигу арабских стран и членов Совета Безопасности ООН.

- Каковыми в дальнейшем будут сферы ответственности ООН?

- Очевидно, что полномочия ООН могут быть только такими, какими хотят их видеть ее члены. Но, исходя из всего моего опыта работы в этой организации, я полагаю, что без ООН в мире было бы много больше проблем. Сегодняшние проблемы требуют единых ответов, и ООН располагает для этого уникальными возможностями. Не случайно коалиция в Ираке теперь снова вынуждена обращаться к ООН.

- Решение ближневосточного конфликта считается ключевым в борьбе с терроризмом. Но правительство Израиля действует с позиции силы, уничтожает руководителей радикальных палестинских организаций. Не является ли такой подход контрпродуктивным?

- Этот конфликт - питательная среда для экстремизма. Израиль имеет право на самооборону и защиту своих граждан, но они должны осуществляться в соответствии с международными правами человека. В интересах Израиля было бы отказаться от шагов, которые разжигают враждебность и в конечном счете подливают масло в огонь экстремизма. Но также от палестинской верхушки надо требовать решительных шагов по борьбе с террором.

- Прозападный внешнеполитический курс по душе не всем российским политическим кругам.

- Наша внешняя политика не является ни антизападной, ни прозападной. Это политика в интересах России, которой мы привержены твердо и последовательно, но без конфронтации, через диалог и партнерство. Общество и основные силы страны согласились с этой линией.

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru