Архив
Поиск
Press digest
16 декабря 2019 г.
15 июня 2005 г.

Лор Мандевиль | Le Figaro

Юлия Тимошенко: "Активизировать наши усилия по вступлению в ЕС"

В настоящее время во Франции с визитом находится премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. Корреспондент газеты Le Figaro взяла интервью у украинской гостьи.

- Вы приехали во Францию после землетрясения, возникшего у нас и в Европе, связанного с "нет" европейской конституции. Какими будут последствия этого события для Украины?

- Результат референдума - холодный политический душ и для Украины. Однако я не думаю, что это "нет" конституции станет "нет" Украине и ее желанию интегрироваться в Европейский союз. Я это говорю с уверенностью, поскольку, согласно опросам, проведенным недавно в ЕС по вопросу о принятии Украины, почти все страны ответили "да". "Нет" конституции - это прежде всего сигнал европейских граждан своим политическим элитам о том, чтобы эти элиты больше внимания уделяли чаяниям населения своих стран.

- Не опасаетесь ли вы остановки процесса расширения, а также того, что Украина останется в серой зоне между ЕС и Россией?

- То, что произошло, безусловно является для нас осложнением. Но это не значит, что Украина больше не будет работать над вопросом о своем вступлении в ЕС. Напротив. Мы будем наращивать наши усилия, ускорять нашу экономическую интеграцию. Это главная причина моего пребывания во Франции. Моя цель - прийти к подписанию договоров о проектах и протоколов о намерениях между украинскими министрами и крупными французскими предприятиями. Мы хотим открыть наши двери. Именно через совпадение интересов откроется дорога Украины к Европе.

- У вас есть предложения к Gaz de France, связанные с диверсификацией путей снабжения газом. Но речь идет о проекте в таком же смысле политическом, как и экономическом.

- Мы очень заинтересованы в будущих проектах с Gaz de France. Это, конечно же, касается газа, поскольку мы имеем возможность закупать его в Туркмении и в Иране. Поэтому необходимо построить новые транспортные пути в Европу.

- Не будут ли оказывать традиционно сильные связи между Францией и Россией негативного влияния на осуществление этих проектов, поскольку для вас эти альтернативные пути прежде всего являются способом уйти от вашей политической и экономической зависимости от России?

- Не стоит рассматривать проекты создания новых путей транзита энергетического сырья на Украину и Европу как оппозицию тому или другому государству. Рыночная конкуренция на пользу всем, даже "Газпрому".

- Россия может воспользоваться прекращением процесса расширения, чтобы вновь укрепить свое влияние на Украине?

- Почему Украина после 14 лет независимости не имеет всех атрибутов политического и экономического суверенитета? Потому что наш политический класс всегда вел себя как вассал. Линия поведения диктовалась желанием сохранить свой пост. Это было очень вредно и для Украины, и для России. Когда отношения между двумя странами основываются на интересах какой-либо одной стороны, такие отношения не могут быть крепкими. Сегодня наша команда ищет прочные основания, на которых могли бы базироваться настоящие отношения. Вместо того болота, которое мы имеем.

- Но возможно ли это с Путиным? Вы премьер-министр, но вы не едете в Россию, где все еще остается в силе ордер на арест, выписанный российской генеральной прокуратурой?

- Я думаю, что некоторые политики на постсоветском пространстве продолжают думать, что можно поставить своих соседей на колени, используя методы сталинской эпохи. Они ошибаются. Эти методы больше не действуют. Надо преодолеть эту постсоветскую болезнь. У меня впечатление, что климат улучшается.

- У русских все еще есть важные рычаги воздействия на Украину, прежде всего на востоке страны. Могут ли они, если захотят, дестабилизировать Украину?

- Возрождение феникса Януковича невозможно! Российское руководство очень хорошо понимает, что команда, пришедшая к власти на Украине - надолго. Многие люди, не голосовавшие за Ющенко, теперь начинают понимать, то что власть - это власть. В марте 2006 года у нас пройдут парламентские выборы. Эти выборы покажут, увеличился ли наш кредит доверия. Я настроена очень оптимистично.

- В новой, "оранжевой" власти отмечаются разногласия. Говорят даже о напряженности между вами и президентом.

- У нас с президентом прекрасные отношения. И они будут длиться десятилетия! Конечно, случается что у нас возникают разногласия, но мы оба убеждены в том, что необходимо решать проблемы, стоящие перед страной. Мы придаем большое значение высокой нравственности власти. Реальная проблема заключается в следующем: к власти пришли очень разные люди. Команда, которую я возглавляю, стремится к размежеванию между политикой и крупным капиталом. Команда хочет сделать из власти арбитра, не поддающегося попыткам лоббирования. К сожалению, некоторые люди пришли во власть лишь для защиты своего бизнеса.

- Вы говорите о секретаре Совета безопасности Петре Порошенко, у которого с вами почти откровенный конфликт?

- Я не хочу называть никаких имен, но такие группы существуют. Некоторые просто хотят увеличить свой капитал. Но это временно, поскольку люди, превращающие политику в бизнес, будут вынуждены уйти. Я не хочу возрождения кланов, олигархов.

- Однако, вы сами были олигархом, "газовой принцессой". Достаточно крепкие ли у вас позиции, чтобы изменить эту систему?

- Да, я руководила самой мощной энергетической компанией страны. Но это было семь лет назад. Когда я стала депутатом, я поняла, что система была ненормальной. Тогда я решила пойти против этих очень грязных правил игры. Это мне дорого обошлось. Моя компания была полностью разрушена предыдущей командой. На меня и на мою семью оказывалось сильнейшее давление, дело доходило и до тюрьмы. Но я сделала свой выбор - это политика.

- Вы хотите разделить капитал и политику. Но как?

- Прежде всего, необходимо назначить на должности политиков, не имеющих отношению к бизнесу. Поскольку, если они будут продолжать лоббировать, то никакие реформы невозможны. Мы также работаем над сокращением всех бесполезных регулирующих функций, которыми обладала бюрократия, чтобы разрушить вертикальную коррупцию, которая заражает систему.

- Чем отличается ваш подход от того, которые пытается осуществить Путин в России?

- При Кучме все стратегические предприятия Украины были распределены между 10 семьями, близкими к президенту. 80% населения требует изменений. Мы оказались перед лицом настоящей дилеммы. Мы не хотим прибегать к опасному термину реприватизация. Но, в то же время мы должны творить справедливость. Наша идея заключается в том, чтобы издать законы, чтобы определить, как можно переоценить стратегические предприятия.

- Нет ли опасности создания ситуации а-ля Ходорковский, который был руководителем нефтяной группы ЮКОС и в настоящее время находится в тюрьме?

- Дело Ходорковского - это пример того, чего мы не хотим делать. Речь идет о правосудии, которое кажется избирательным, обходным и поэтому контрпродуктивным. Именно этого мы хотим избежать.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru