Архив
Поиск
Press digest
5 декабря 2019 г.
15 июня 2005 г.

Клаус Хельге Донат | Tageszeitung

"Это можно назвать нормальным?"

Москва говорит о нормализации положения в Чечне, а президент и вовсе - о процветании республики. Однако население Грозного живет в руинах, а власти коррумпированы

"Из-за крыс, копошащихся в сточных трубах, мы не можем спать по ночам", - рассказывает Хадиша Безултанова. Мать с тремя детьми живет в маленькой аварийной квартире на Олимпийском проспекте в Грозном. В подвале полуразрушенного дома бурлит клоака, уровень поднимается с каждым днем. На улице около мусорной свалки она накапывает себе питьевую воду. "У нас у всех проблемы со здоровьем", - говорит она. Она написала уже десятки заявлений.

В подобных немыслимых условиях живет большинство людей в Грозном. Москва называет "нормализацией" усилия по восстановлению разоренной кавказской страны. Однако большинство чеченцев настроены скептически. "Открытые военные действия больше не ведутся, - говорит одна учительница. - Однако разве ситуацию можно назвать нормальной?"

Чтобы попасть туда, где заседает промосковское правительство, нужно преодолеть три кольца укреплений из бетонных плит, колючей проволоки и контрольно-пропускных пунктов. Опасаясь нападений повстанцев, российская армия превратила территорию бывшей фабрики в крепость. Здания недавно отремонтированы, но, тем не менее, атмосфера удручающая. Ни о какой нормальности не может быть и речи. Правительство прячется от народа? Алу Алханов решительно опровергает это: "Чеченский народ сделал свой выбор в пользу нового мирного курса и нового расцвета. Сначала - проголосовав за нашу конституцию, и потом - выбрав меня президентом", - говорит назначенный Москвой глава государства.

Алханову не позавидуешь. Прошлым летом Кремль принудил его стать преемником убитого президента Ахмеда Кадырова, чей сын Рамзан является подпольным заправилой в Грозном.

Рамзана чеченцы боятся, к Алханову относятся скорее равнодушно, некоторые ему даже немного сочувствуют. "Что ему делать? Москва его выбрала и теперь диктует, что ему делать, - говорит одна торговка на рынке. - Он решает только, когда ему идти в туалет".

Власть означает прежде всего большие деньги. На любимой улице Кадыровых в Гудермесе, где находится боксерский клуб Рамзана, заместитель главы правительства открыл ювелирный магазин. Золото и бриллианты стоимостью от 8 до 19 тыс. долларов выставлены в витрине. Хорошие вещи, например колье по 50 тыс. долларов, к сожалению, все проданы, застенчиво говорит продавщица. "В Чечне много людей с достаточным количеством денег".

Хасан к ним не относится. Юрист зарабатывает себе на жизнь, фотографируя на площади Нефтяников в Грозном, в единственном восстановленном месте. Он бы не прочь поработать в милиции или охранником нефтепровода, но не может себе этого позволить: чтобы получить такое место, нужно заплатить начальнику от 1500 до 3000 долларов. Обещанной Москвой компенсации за разрушенную квартиру он тоже не получил. Как и у большинства чеченцев, у него нет 500 долларов, которые требует чиновник, чтобы просто принять формуляр. В любом случае он бы получил только половину денег - другую половину чиновник кладет себе в карман.

В этом убедился Абу Бериев, родители которого бежали в Казахстан перед первой чеченской войной в 1994 году. Теперь они отправили его на родину, чтобы он посмотрел ситуацию и узнал, не могут ли они вернуться домой. Молодой человек, которому сейчас 21 год, провел в Грозном месяц. Он посоветует родителям подождать с возвращением еще лет десять.

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru