Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
15 марта 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Путин проигрывает, даже когда выигрывает

Россия и мир вздохнули с облегчением: Владимира Путина переизбрали президентом на второй срок. Избирательная кампания была самым малозначительным не-событием, освещаемых в последнее время СМИ.

Все, что касалось переизбрания Путина, было однобоким: поддержка Кремлем своего кандидата в российских СМИ, попытки западных изданий объявить выборы несостоявшимися или незаконными задолго до открытия избирательных участков. Но вот участки закрылись, россияне высказались, Путин вернулся к власти, получив 69% голосов.

Президентская кампания в России породила страсти, невиданные в этой стране с тех пор, как казалось, что антизападный и просоветский Геннадий Зюганов может одержать победу над президентом Борисом Ельциным в 1996 году. Возвращение коммунистических правителей в искалеченной и коррумпированной России наводило ужас на весь мир. За четыре года правления Ельцина Россия стала более искалеченной и коррумпированной. В эпоху Ельцина российское государство оказалось на грани краха, а экономика пережила катастрофическую девальвацию и дефолт.

Президентские выборы 2000 года были, скорее, загадочными, чем страстными. Воображением электората владела темная лошадка, появившаяся ниоткуда. В ходе кампании Путин не давал конкретных обещаний, его программой стал имидж скоромного, дисциплинированного человека. И это было именно то, чего хотелось электорату.

В ходе кампании нынешнего года до россиян доводили ту же мысль. Однако различие между двумя кампаниями заключается в послужном списке Путина. В нынешней кампании не было определяющих вопросов. Их и не должно было быть. Четыре года Путина связаны с экономическим возрождением, выплатой зарплат и чувством стабильности. Мало кто из политиков, стремящихся к переизбранию, чувствует себя достаточно уверенно, чтобы задать вопрос: "Живется ли вам лучше сейчас, чем четыре года назад?" Никто их соперников Путина не посмел задать этот вопрос. Их жалобы на Путина и его кампанию раздавались повсеместно.

Выборы были никак не связаны с идеями, а лишь с избирательным процессом. Местные СМИ отдавали действующему президенту огромное предпочтение. Однако ни один аналитик, исследователь или политик не говорил, что результат был бы иным, если бы у соперников Путина доступ к СМИ был лучше. Неясно, повлияли бы на привлекательность Путина речи кандидата, от которого отреклась собственная партия, кандидатов, погрязших во внутрипартийной борьбе, или бывшего охранника.

Западное освещение кампании и выборов было почти сплошь негативным. По большей части о России говорили как о стране, сползающей к авторитаризму, а о Путине как о человеке, вознамерившемся стать царем с помощью бывших функционеров из КГБ. Это удобно для западной аудитории, не способной или не желающей понимать, что происходит в России после гибели СССР. Путин, несомненно, государственник. Несомненно и то, что он хочет, чтобы экономический рост способствовал его популярности. Это не слишком демократичный подход, но и не антидемократичный.

Похоже, больше всего Запад беспокоит то, что правление Путина не связано с воспроизведением в России западных политических институций. К тому же у Запада есть достойная сожаления привычка не одобрять результаты выборов в странах, которые не усваивают его ценности и не пытаются копировать его представление о самом себе. В ходе кампании Запад выражал сочувствие страданиям его идеологической представительницы Ирины Хакамады. Редко упоминалось о том, что российские избиратели не заинтересовались ее политическими ценностями. Электорат продемонстрировал отсутствие интереса к Хакамаде и ее партии в декабре, когда Союзу правых сил не удалось набрать достаточного количества голосов и попасть в новый парламент.

Жаль, что западные СМИ почти проигнорировали президентскую кампанию Сергея Глазьева. В отличие от Хакамады, у Глазьева есть сторонники. Имеются свидетельства того, что Глазьев стал жертвой манипуляций Кремля, в результате которых его исключили из собственной партии. Однако на Западе политические взгляды Глазьева считают слишком националистическими и слишком левыми.

Кое-кто считает, что Путин (и Россия) проигрывает даже тогда, когда выигрывает. Путин одержал в воскресенье убедительную победу. Его победа может вызывать беспокойство на Западе, но российский народ доволен своим выбором и своей формой демократии. Путин законный лидер россиян, и остальному миру придется смириться с этим фактом, по крайней мере - на ближайшие четыре года.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru