Архив
Поиск
Press digest
5 декабря 2019 г.
16 апреля 2007 г.

Уильям Дж. Брод, Дэвид И. Сэнджер | The New York Times

Оглядываясь на Иран, его соперники тоже хотят обзавестись атомной энергетикой

Два года назад лидеры Саудовской Аравии заявили представителям международных органов по контролю за использованием ядерной энергии, что не видят необходимости развивать атомную энергетику в своем королевстве. Сегодня же они торопливо подыскивают подрядчиков, закупают оборудование и строят вспомогательную инфраструктуру для региональной системы ядерных реакторов.

Турция тоже готовится построить свою первую атомную электростанцию. Египет объявил о планах строительства атомной электростанции на своем средиземноморском берегу. В общем, около дюжины государств региона за последнее время обратились в штаб-квартиру МАГАТЭ в Вене с просьбой помочь им приступить к собственным ядерным программам. Собственно, интерес к ядерной энергии растет во всем мире, но на Ближнем Востоке он активен необычайно.

"Правила игры изменились, - сказал недавно король Иордании Абдалла II в интервью израильской газете Haaretz. - За ядерные программы взялись все".

Ближневосточные государства заявляют, что им нужна только мирная атомная энергетика. Вероятно, некоторые из них говорят правду. Но представители властей США и аналитики частных компаний высказывают мнение, что эта бурная деятельность еще и призвана создать противовес для возможной угрозы со стороны ядерного Ирана.

Технологии атомной промышленности по самому своему характеру могут быть применены как для производства электроэнергии, так и, при условии дополнительных усилий, для изготовления боеголовок. Об этом свидетельствует опыт нескольких десятилетий: многие государства на базе якобы гражданских программ уже наладили производство компонентов бомб. По оценке аналитиков, о том же, возможно, раздумывают и соседи Ирана, обеспокоенные его политикой.

"Мы всегда учитывали, что превращение Ирана в ядерную державу опасно еще и тем, что это толкнет других последовать его примеру, - поясняет Марк Фитцпатрик, старший научный сотрудник International Institute for Strategic Studies, лондонской аналитической организации по вопросам вооружений. - И когда развитие атомной промышленности наблюдается в других частях региона, это несколько настораживает".

Некоторые аналитики задаются вопросом, зачем арабским государствам Персидского залива, владеющим почти половиной мировых запасов нефти, тратиться на развитие дорогостоящей, трудоемкой и капризной отрасли энергетики. На это отвечают, что нужно инвестировать в будущее, готовиться к дням, когда нефтяные реки пересохнут.

Но в обстановке, когда шиитский Иран приобретает все большую силу в регионе, суннитские государства намекают и на другие мотивы. В марте на встрече лидеров арабских стран представители 21 государства Ближнего Востока и его окрестностей предупредили, что стремление Ирана обзавестись ядерными технологиями может стать толчком к началу "серьезной и разрушительной гонки ядерных вооружений в регионе".

Представители вашингтонской администрации ссылаются на такие явления, как аргументы в пользу усиления давления на Иран. Президент Буш в неофициальных беседах со специалистами по Ближнему Востоку высказывал свои страхи перед "суннитской бомбой" и выражал беспокойство, что страны Ближнего Востока обратятся за помощью к Пакистану - единственному суннитскому государству, располагающему ядерным оружием.

Тем не менее, эти тревоги высказываются в довольно сдержанной форме. В интервью в четверг высокопоставленный представитель администрации отметил, что недавние заявления - "это, очевидно, один из элементов попытки дать понять Ирану, что доступное ему доступно и другим". Также, добавил он, "в информации о ядерных программах других государств региона, помимо Ирана, которую я слышал, не упоминалось об обогащении или переработке - о том, что вызывает у нас наибольшее волнение".

Ближний Восток уже оказывался в ситуациях, когда пахло региональной гонкой ядерных вооружений. Четыре десятилетия назад, когда Израиль обзавелся ядерным оружием, несколько государств вступили на ядерный путь. Но, на взгляд многих аналитиков, именно непримиримая позиция Ирана по вопросу ядерной программы теперь побуждает суннитские страны всерьез подумать о гарантиях своей безопасности и, подобно Ирану, потратить на них прибыль от нефти, продающейся по 65 долларов за баррель.

"Пришло время беспокоиться, - поясняет Джеффри Кемп, специалист по Ближнему Востоку из вашингтонского политического института Nixon Center. - Но и иранцам надо беспокоиться. Идея, что они добьются господства в своем регионе, просто нелепа. Противодействие будет весьма серьезным. Оно однозначно выразится в наращивании обычных вооружений и увеличении войск, но ядерный вариант тоже будет рассматриваться".

На данный момент ни у одного арабского государства нет ядерного реактора. Между тем из отработанного ядерного топлива можно извлекать плутоний, который наряду с ураном обычно является основой ядерных зарядов. Однако некоторые арабские государства проводят гражданские атомные исследования.

Аналитики предостерегают, что цепная реакция ядерного подражания пока не данность. По-видимому, ближневосточные государства выжидают, чем кончится противоборство Ирана с Советом Безопасности ООН, прежде чем решительно приступить к осуществлению дорогостоящих программ развития атомной энергетики.

Даже если государства Ближнего Востока действительно обзаведутся атомной энергетикой, политические союзы и соглашения по контролю над вооружениями все же могут побудить отдельные государства не торопиться с переходом Рубикона - т.е. пока не обзаводиться боеголовками. Возможно, в итоге многие решат, что расходы и риск перевешивают возможные преимущества: так поступили Южная Корея, Тайвань, Южно-Африканская Республика и Ливия после того, как вложили много денег в программы создания ядерных вооружений.

Но по оценке многих дипломатов и аналитиков, власти суннитских арабских государств так обеспокоены ядерным развитием Ирана, что даже скрепя сердце могут поддержать удар США по этой стране.

"Если дойдет до дела, если придется выбирать между иранской атомной бомбой и ударом вооруженных сил США, то у арабских стран Персидского залива не останется другого выхода кроме как тихо поддержать США", - отмечает Кристиан Кох, директор отдела международных исследований в частном исследовательском учреждении Gulf Research Center, которое находится в Дубае.

Несколько десятилетий назад по региону прокатилась первая волна ужаса перед атомным грибом, обусловленная разработкой ядерного оружия в Израиле. Даже некоторые израильские руководители были вынуждены "проповедовать сдержанность ввиду реакции, которую повлекли эти действия", сообщает Авнер Коэн, профессор Мэрилендского университета, автор книги "Израиль и бомба".

Первым ответные меры принял Египет. В 1960 году, после обнародования сведений о строительстве ядерного реактора в Израиле, Каир пригрозил обзавестись ядерным оружием и попытался построить собственный реактор. Но в течение нескольких лет осуществлению плана препятствовали технические и политические проблемы, пока, наконец, от него не отказались совсем.

Позднее подключился Ирак. Но в июне 1981 года израильские военные самолеты разбомбили его реактор всего за несколько дней до того, как инженеры планировали смонтировать радиоактивную активную зону. Бомбардировка вызвала во всем мире споры о том, насколько был близок Ирак к превращению в державу, обладающую ядерным оружием. Она также побудила Иран, в то время воевавший с Ираком, втайне принять ответные меры.

Алиреза Ассар, бывший советник по вопросам ядерного оружия в министерстве обороны Ирана, позднее сбежавший на Запад, утверждает, что в 1987 году присутствовал на секретном совещании, где главнокомандующий Корпуса стражей исламской революции заявил, что ради победы Иран должен сделать все, что только понадобится. Как вспоминает Ассар, командующий сказал: "Мы должны завладеть всеми необходимыми техническими средствами", даже средствами для "производства атомной бомбы".

В общей сложности Иран втайне работал 18 лет, прежде чем в 2003 году было объявлено о его ядерной программе. Теперь, по оценкам разведывательных служб и экспертов по ядерным вооружениям, иранцам осталось от 2 до 10 лет до создания производственных мощностей для получения бомбы на базе урана. Иран утверждает, что проводимые им работы по обогащению урана преследуют исключительно мирные цели и направлены всего лишь на производство топлива для реакторов.

Тревога МАГАТЭ возросла, когда его инспектора обнаружили доказательства все еще не объясненных связей между якобы мирной ядерной программой Ирана и местными военными, в том числе в области сотрудничества над особо мощными взрывчатыми веществами, ракетами и боеголовками. Эта комбинация, как заявили инспектора в начале 2006 года, заставляет заподозрить наличие "военной стороны ядерной программы".

До обнародования этой и подобной информации представители лишь немногих ближневосточных государств, да и то не всегда, участвовали в совещаниях МАГАТЭ по развитию атомной промышленности. Теперь же около дюжины стран влились в эту работу и составляют соответствующие планы.

Среди них - Бахрейн, Египет, Иордания, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Йемен, а также семь эмиратов, составляющие ОАЭ: Абу-Даби, Аджман, Дубай, Эль-Фуджайра, Рас-эль-Хайма, Шарджа и Умм-эль-Кайвайн.

"Обычно они спрашивают, как приступить к развитию атомной энергетики", - говорит Р. Иэн Фейсер, инженер-атомщик, работающий в венской штаб-квартире МАГАТЭ. Агентство учит азам атомной энергетики. Взамен государства должны согласиться на регулярное инспектирование своих объектов его представителями, которые проверяют, не имеют ли гражданские программы ответвлений военного характера.

Саудовская Аравия резко изменила свое отношение к реакторам и теперь проявляет бурный интерес к ядерным технологиям. Недавно ее власти пригласили побывать в королевстве российского президента Путина - это первый случай, когда глава российского государства посетил королевство в Аравийской пустыне. Путин нанес туда визит в феврале и предложил Саудовской Аравии разнообразную помощь в ядерной сфере.

На взгляд дипломатов и аналитиков, Саудовская Аравия наиболее активно ратует за атомную энергетику в Совете по сотрудничеству стран Персидского залива со штаб-квартирой в Эр-Рияде. Помимо саудовцев, в Совет входят Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар и Объединенные Арабские Эмираты - ближайшие союзники Вашингтона среди арабов. Государства-члены Совета располагаются на западном побережье Персидского залива и контролируют примерно 45% мировых запасов нефти.

В конце прошлого года Совет объявил о планах осуществления программы в области атомной энергетики. По словам официальных лиц, к ней постараются приступить до 2009 года.

"Мы будем развивать нашу программу открыто, - сказал министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал, говоря об усилиях Совета. - Бомбы нам не нужны. Все, что нам нужно, - это чтобы весь Ближний Восток был свободен от оружия массового поражения". Последнее - обычный намек со стороны арабских государств на ядерные программы Израиля и Ирана.

В феврале Совет и МАГАТЭ заключили соглашение о совместной разработке плана развития атомной энергетики для арабских стран Персидского залива. В марте генеральный секретарь Совета Абдул Рахман ибн Хамад Атыйа заявил журналистам, что агентство будет предоставлять технических специалистов, а Совет, в свою очередь, наймет консалтинговую фирму для ускорения работ.

Саудовские государственные служащие уже регулярно посещают Вену, а сотрудники МАГАТЭ - столицу Саудовской Аравии. "Это естественное право", - сказал генеральный директор агентства Мухаммед аль-Барадеи по поводу энергетического плана Совета. По оценке аль-Барадеи, его воплощение в жизнь может занять до 15 лет.

Об интересе к атомной энергии заявили все государства Персидского залива, кроме Ирака. Для сравнения: сходные заявления сделали только 15% государств Латинской Америки и 20% стран Африки.

Одним из главных факторов, объясняющих этот необыкновенно высокий интерес, является тот факт, что государства Персидского залива располагают необходимыми средствами. Крупный коммерческий реактор стоит в среднем до 4 млрд долларов. Шесть стран-членов Совета по сотрудничеству Персидского залива, по оценкам экспертов, вкладывают в различные проекты, не имеющие отношения к ядерной энергии, более 1 трлн долларов.

Другой фактор - это Иран. В некоторых точках его берега видны с другого побережья залива, который арабы называют Арабским, а иранцы Персидским.

Совет хочет "противопоставить свою собственную региональную инициативу возможной угрозе со стороны агрессивного соседа, располагающего ядерным вооружением", - говорит Николь Страке, аналитик Gulf Research Center. Государства-члены совета, добавляет Страке, "пришли к выводу, что им больше нельзя отставать от Ирана".

Похожий технологический прорыв начинается и в Турции, где давно зревшие планы развития атомной энергетики наконец-то вылились в нечто конкретное. В прошлом году премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган призвал построить три атомных электростанции. "Мы хотим воспользоваться преимуществами атомной энергии как можно скорее", - заявил он. Турция планирует разместить свой первый атомный реактор близ черноморского порта Синоп. Начало строительства запланировано на текущий год.

Египет тоже не стоит на месте. В прошлом году он объявил о планах строительства реактора в Эль-Дабаа в 60 милях западнее Александрии. "Мы начинаем не на пустом месте", - заявил президент Хосни Мубарак на ежегодном съезде правящей Национально-демократической партии. Эти слова не лишены скромности, ибо на самом деле Каир уже несколько десятилетий проводил ядерные исследования.

В начале текущего года в Египте побывал Роберт Джозеф, бывший заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности, а ныне эмиссар президента Буша по вопросам нераспространения ядерного оружия. Госслужащие, посвященные в курс его бесед с египтянами, говорят, что представители министерства электроэнергии дали понять: если Египет будет уверен в надежных поставках топлива для реакторов, он не захочет вкладывать деньги в дорогостоящее производство собственного топлива - ту самую отрасль, которая, по опасениям экспертов, сможет стать для Ирана базой для производства атомных бомб.

Другие египетские официальные лица, особенно те, кто ведает обороной страны, больше интересовались вероятностью дальнейшего распространения ядерного оружия в регионе, если Ирану удастся обзавестись собственными мощностями для его производства.

"Не знаю, насколько реальна ее опасность, - сказал Джозеф о потенциальной гонке вооружений. - Но нам нужно срочно повернуть грядущую экспансию атомной энергетики в таком направлении, чтобы снизить риск распространения ядерного оружия, одновременно добиться наших целей в области энергетики и экологии".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru