Архив
Поиск
Press digest
20 сентября 2019 г.
16 августа 2011 г.

Йоахим Гюнтер | Neue Zürcher Zeitung

Стена Хрущева? Нет, Ульбрихта!

"Берлинской стены не существует уже много лет, однако факт ее строительства до сих пор является тенью из прошлого, похоронить которое не так уж просто", - пишет Йоахим Гюнтер в Neue Zuercher Zeitung в связи с 50-летней годовщиной возведения стены, окончательно разделившей послевоенную Германию. Колючая проволока, бетонные блоки, сторожевые вышки, патрули, стрелявшие на поражение, - мэр Западного Берлина Вилли Брандт в своей знаменитой речи по случаю возведения стены в 1961 году метко заметил, что стена стала "не только своего рода границей внутри государства, но и прошла по городу заградительным сооружением концентрационного лагеря". "Стена, - продолжает автор, - разрушала семьи и лишала миллионы немцев одного из фундаментальных прав - свободы передвижения. А там, где несправедливость бросается в глаза столько резко, с особой остротой встают вопросы вины - даже тогда, когда ее основная причина уже перестала существовать". Через все дебаты, которые разгораются в эти дни 50-летней годовщины на фоне ностальгии по Берлинской стене в Левой партии, красной нитью проходит вопрос о виновных.

У Хрущева и Ульбрихта, рассуждает автор, был выбор - поделить Берлин или оставить все как есть. Аргументы некоторых историков о том, что Берлинская стена позволила избежать Третьей мировой войны, ведут в тупик - не делают их более весомыми и ссылки на американского президента Кеннеди. Когда тот говорил, что стена лучше войны, он, по-видимому, подразумевал, что лучше отделить восточную часть города от западной, чем дать карт-бланш Хрущеву на превращение Берлина в "свободный город" путем изгнания оттуда западных держав. США отреагировали бы на эту попытку войной, говорится в статье.

"Бесспорно, без стены ГДР, из которой до 1961 года бежали около 2 млн человек, была бы обескровлена и развалилась. Однако необходимо признать, - замечает публицист, - что обстоятельства оказывали на ситуацию давление только при наличии весомой идеологической составляющей - необходимо было во что бы то ни стало сохранить социализм. Таким образом, "антифашистский вал", как официальной именовалась Берлинская стена, стал эффективным механизмом защиты для СЕПГ, предназначавшимся не для внешнего, а для внутреннего пользования". И это, добавляет автор, отличало Берлинскую стену от аналогичных сооружений, которые выстроили израильтяне против палестинцев или возвела Америка на границе с Мексикой.

В сознании многих Берлинская стена была "стеной Хрущева" - что автоматически указывало на главное действующее лицо, принимавшее решение о ее возведении. Однако, как стало известно из документов, опубликованных в России в 1990-е - "золотые годы открытия архивов", Хрущев медлил, понимая, что стена нанесет непоправимый урон имиджу социализма, и скорее уступил восьмилетнему давлению со стороны Вальтера Ульбрихта, настаивавшего на необходимости разделить сектора влияния. Как пишет в своей книге американский историк Хоуп М.Харрисон, Ульбрихт при помощи стены надеялся укрепить свою власть, и, таким образом, она стала не результатом деятельности оккупационных властей, а внутригерманским феноменом.

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru