Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
16 января 2006 г.

Нил Бакли, Ричард Макгрегор | Financial Times

Дилемма для России и Китая

Правительства Соединенных Штатов и стран Европы сегодня предприняли новые усилия с целью достичь международного консенсуса по иранской проблеме, стремясь получить согласие России и Китая на передачу иранского ядерного досье на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

Сегодня в Лондоне начинаются консультации по иранской ядерной программе с участием руководителей министерств иностранных дел США, Китая, России и стран Евросоюза. Есть все признаки того, что Россия не станет препятствовать передаче иранского досье в Совет Безопасности ООН, однако Китай намерен оказать сопротивление. Как России, так и Китаю приходится поддерживать с Ираном близкие отношения, за которыми стоят главным образом интересы в сфере энергоресурсов и коммерции. Такие отношения сохраняются несмотря на растущее беспокойство международной общественности по поводу поведения Тегерана и настойчивые призывы к принятию мер со стороны США и стран ЕС.

Частью политики Владимира Путина по возрождению российской экономики является развитие тех отраслей, где Россия все еще сохранила сильные позиции. Наряду с добычей природных ресурсов и военной отраслью, ядерные технологии - это одна из немногих сфер, где Россия имеет преимущество перед конкурентами, контролируя около трети мирового рынка ядерного топлива.

Россия занимается строительством атомных электростанций в Индии и Китае, также как и в Иране, и поставляет ядерное топливо на построенные еще в советские времена атомные электростанции в бывших советских республиках и восточноевропейских сателлитах, таких как Чехия, Словакия, Венгрия и Болгария. Экспорт российских ядерных технологий оценивается примерно в 3,5 млрд долларов в год.

В этом отношении Иран представляет собой широкое поле деятельности для России. К тому же Иран имеет долгую историю торговых отношений с Россией. Советский Союз быстро заменил Соединенные Штаты и Францию в качестве главного поставщика ядерных технологий в Иран после исламской революции 1979 года.

После распада СССР Иран продолжил отношения с Россией, подписав в 1995 году контракт с российской стороной на постройку атомной электростанции в Бушере. В феврале прошлого года был подписан новый контракт, в котором Москва гарантировала поставки топлива на АЭС в Бушере в течение всего срока ее эксплуатации и, что очень важно, обеспечение переработки и хранения использованного топлива на российской территории, избавив Иран от необходимости разрабатывать свой собственный топливный цикл.

Александр Румянцев, который на момент подписания контракта возглавлял Российское агентство по атомной энергии (Росатом), в конце прошлого года сообщил, что Россия заработала 1 млрд долларов за семь или восемь лет, в течение которых она строила атомную электростанцию в Бушере. Это увеличило в два раза объемы двусторонней торговли между Россией и Ираном, которая в денежном эквиваленте достигла примерно 2 млрд долларов в год.

Но Румянцев также отметил, что торговля ядерными технологиями - относительно небольшой сегмент общего объема торговли между Россией и Ираном. Россия заинтересована в усилении сотрудничества в других сферах, таких как добыча нефти и газа, железнодорожный транспорт и спутниковая связь. По словам Румянцева, торговые отношения между Россией и Ираном могут достигнуть 20 млрд долларов в год.

Между тем для Китая иранский вопрос стал особенно сложной дилеммой. Дело в том, что Китай придает большое значение хорошим отношениям с Вашингтоном и в то же время поддерживает дружбу с богатыми природными ресурсами государствами-изгоями, такими как Иран, с целью обеспечить себе безопасность в отношении поставок энергоресурсов.

Китай выразил озабоченность по поводу ядерной программы Ирана и заявил о своем желании обсудить средства, с помощью которых можно добиться сворачивания этой программы. Вместе с тем Китай высказал сомнения по поводу привлечения Совета Безопасности ООН к решению иранской проблемы.

Даже если удастся убедить Китай дать согласие на передачу иранского досье в ООН, он вряд ли поддержит какие бы то ни было санкции, мешающие его торговым отношениям с Ираном - которые большей частью заключаются в импорте нефти. В любом случае, Китай вначале посмотрит на то, как поступит Россия, прежде чем раскрывать свои карты.

На протяжении последних десяти лет Китай ни разу не использовал право вето в Совете Безопасности ООН для того, чтобы подорвать какое-либо предложение, поддержанное такой сверхдержавой, как Соединенные Штаты. Самое большое соглашение Китая с Ираном в энергетической сфере, подписанное в 2004 году, на сумму в 100 млрд долларов, которым предусматривались поставки природного газа в Китай в течение 25 лет, на сегодняшний день принесло очень скромные результаты, главным образом потому, что после подписания соглашения цены на газ резко возросли.

Терминалы, которые еще нужно построить как в Китае, так и в Иране для транспортировки газа, вряд ли будут возведены раньше 2010 года. Следовательно, даже если в отношениях между двумя странами сегодня возникнет напряженность, это может не повлиять на реализацию соглашения о сотрудничестве в энергетической сфере, которое они заключили между собой.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru