Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
16 января 2006 г.

Дмитрий Саймс | Los Angeles Times

Факты - на стороне Москвы

Россия значительно подпортила свои отношения с Западом малоприятной дискуссией с Украиной по поводу природного газа. Москва проявила неуклюжесть, агрессивность и выступила как враг самой себе во время пререканий с Киевом о ценах за российский газ - что привело, в числе прочего, к временной приостановке поставок в Европу.

Однако ни эти факты, ни интересы США не оправдывают того, что на прошлой неделе госсекретарь США Кондолиза Райс однозначного встала на сторону Киева. Легко предположить худшее со стороны России, особенно учитывая ее историю и нынешнюю манеру поведения, а также внутренние реалии США, где жесткая линия по отношению к России - всегда беспроигрышный вариант. Однако, что бы ни думала Америка, в этот раз факты на стороне президента России Владимира Путина. Трудно ожидать, что Москва будет продолжать субсидировать Киев, несмотря на то что украинское правительство не хочет иметь с Россией ничего общего.

Поведение России, разумеется, оставляет желать лучшего. Она, разгневавшись, подняла цену почти на 50% после того, как Украина отказалась принять ее первоначальное повышение. Российская управляемая государством газовая монополия "Газпром" организовала провокационные показы телевизионных сюжетов, наглядно изображающих готовность отключить своему соседу поставки газа в середине зимы.

Хотя Путин и "Газпром" настаивали, что разногласия носили чисто экономический характер, многочисленные российские политики и комментаторы в один голос хвастали, что Москва не только накажет зарвавшегося президента Украины Виктора Ющенко, но сможет даже повлиять на электорат, который проголосует за пророссийских кандидатов на предстоящих выборах на Украине.

Однако самой большой ошибкой Москвы было то, что она не смогла предусмотреть очевидного последствия: если "Газпром" исключит украинскую долю газа из западного трубопровода, Киев (как ему уже случалось поступать раньше) начнет откачивать российский газ, резко снизив поставки в Европу. Не менее очевидно было и то, что Киев может рассчитывать на большую симпатию со стороны Европы, чем Москва.

В таких условиях совершенно приемлемо, и даже необходимо, чтобы США и Евросоюз как можно скорее привлекли правительство Путина к обсуждению обязательств России, если она действительно желает выступать надежным поставщиком и энергетической сверхдержавой. Однако Запад не должен забывать следующее.

Россия потребовала от Украины ту же цену, которую платят европейские страны, не имеющие эксклюзивных соглашений с Москвой. Контракт не обязывал Россию продолжать обеспечивать Украину газом по ценам, субсидированным настолько, что украинцы, вообще говоря, платили меньше, чем россияне.

Цена в 50 долларов за тысячу кубометров газа гарантировалась только до 1 января 2006 года. Эта сделка базировалась на экономическом партнерстве, отвергнутом Ющенко.

Белоруссия платит России немного меньше 50 долларов за тысячу кубометров газа, но она согласилась (после того как "Газпром" перекрывал газ и этой стране) передать свой главный трубопровод под полный контроль "Газпрома". Украина всеми силами отбивается от такой постановки вопроса.

Кондолиза Райс и другие критики России настаивают, что повышение цен должно было быть постепенным. Однако это противоречит требованиям трехкратного повышения цен со стороны Международного валютного фонда (МВФ), предъявленным с благословения США Ираку в самый разгар боевых действий. Это также никак не соответствует действиям МВФ (опять-таки поддержанным Соединенными Штатами), когда он в 1990-х годах потребовал от России либерализации цен, что спровоцировало гиперинфляцию и массовую безработицу.

Благоразумные люди могут ожидать от Путина, что он не станет вмешиваться в украинскую "оранжевую революцию". Однако едва ли разумно требовать, чтобы Кремль, по сути, субсидировал политические изменения, которые он рассматривает как негативные с точки зрения своих принципиальных интересов. А ведь Ющенко сделал поддержку революций в ряде стран с дружественными России режимами одним из основных приоритетов внешней политики.

Глупо предполагать, что США смогут поддерживать политические действия, которые России кажутся враждебными, и одновременно ожидать от России сотрудничества в Иране, Северной Корее, в области борьбы с терроризмом и распространением ядерного оружия. Между тем Райс четко дала понять, что рассчитывает на сотрудничество Москвы в противостоянии Ирану. Однако ухудшение российско-американских отношений может привести к тому, что Россия наложит вето на санкции против Тегерана, которые администрация США планирует провести через ООН.

Москва далека от образа идеального партнера США. Но следует хорошенько подумать, прежде чем занять позицию, которая может привести к тому, что мы вовсе потеряем этого партнера.

Дмитрий Саймс - президент Центра Никсона (Вашингтон) и один из издателей журнала National Interest

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru