Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 июля 2013 г.

Анна Немцова | Foreign Policy

Запрет почти на все

В Санкт-Петербурге, колыбели русских революций, вновь просыпается дух протеста, делится наблюдениями журналистка Foreign Policy Анна Немцова. Однако, в отличие от диссидентов прошлых лет, современные активисты не устраивают заговор с целью вызвать народное восстание, убив царя: у них гораздо более изящный и гуманный план.

В последнее время фрустрация российского правительства стала прямо-таки осязаема, говорится в статье. Немыслимые запреты и ограничения наводнили российскую провинцию. В Крымске запретили проведение дня памяти жертв прошлогоднего наводнения, в Перми - культурный фестиваль, а в Воронежской области - праздник Ивана Купалы.

Такая же обстановка наблюдается и в Санкт-Петербурге. "В 1990-е годы мне казалось, что Питер - европейский город, - приводит Немцова слова одной из молодых жительниц города. - Теперь он как будто на другой планете. Мы живем в полицейском государстве".

В северной столице регулярно разыгрываются одни и те же сценарии. Николай II выслал из города величайшего русского поэта Пушкина за поддержку декабристов, антигосударственные высказывания и насмешки над высокопоставленными чиновниками. Молодой писатель Достоевский просидел 7 месяцев в Петропавловской крепости за участие в революционном кружке и был приговорен к смертной казни, которую в последний момент отменили, рассказывает читателям Немцова. В советскую эпоху писатели и музыканты продолжали творить запретные произведения, невзирая на опасность оказаться в ГУЛАГе. "Механизмы репрессий лишь вдохновляли творцов на изобретение более хитроумных способов кодирования своих посланий и распространения идей по стране", - говорится в статье.

"Стоит приехать в Петербург, как в лицо сразу бьет ветер анархии, и, похоже, именно это раздражает законодателей всех эпох", - продолжает автор. В последнее время депутаты городского муниципального собрания запретили нецензурные выражения в кино, литературе и СМИ, не говоря уже о "пропаганде гомосексуализма" и кошачьем мяуканье по ночам. Один из самых креативных представителей запретительной линии Виталий Милонов объясняет эти законы необходимостью "защитить интересы большинства". Страна снова разделилась на тех, кто с радостью запрещает и доносит на нарушителей, и тех, кто не может подчиниться этим запретам, сетует автор.

Пока что российские художники, поэты и писатели свободно смеются над чиновниками и их решениями, и им не приходится прибегать к иносказаниям, отмечает журналистка. У питерских поэтов своя стратегия, которая частично отражена в книге Эдуарда Лукоянова "Хочется какого-то культурного терроризма и желательно прямо сейчас".

"Формы иронического протеста набирают популярность, - говорит друг Лукоянова Павел Арсеньев. - Творческие лаборатории создадут новые ироничные средства в ответ на то, что с нашей точки зрения, не имеет смысла".

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru