Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
16 июня 2004 г.

Йенс Хартманн | Die Welt

Призрак национализации

Государство хочет вернуть себе стратегические промышленные предприятия - это касается, в частности, российской энергетики.

В свое время было достаточно одного декрета, комиссара и штурмового подразделения, скажем, в две дюжины красноармейцев, вооруженных винтовками с примкнутыми штыками. Сначала были экспроприированы банки, потом - угольные шахты, металлургические предприятия, кондитерские и текстильные фабрики, частные железные дороги и, наконец, нефтяная промышленность. Шел 1918 год, Россия захлебывалась в крови гражданской войны, и слово "национализация", огосударствление средств производства, как это тогда называлось, было у Ленина на устах.

То же самое слово "национализация" спустя 86 лет, в начале второго президентского срока Владимира Путина и в эпоху посткоммунизма, снова стало ключевым понятием в экономико-политических спорах. Может ли призрак экспроприации опять вернуться в Россию?

В комитетах Государственной думы как раз обсуждаются 11 законопроектов, которые могут дать зеленый свет национализации ряда промышленных отраслей. В этом особо усердствует прокремлевская партия "Единая Россия". Она хочет принять свой проект сразу после летних каникул. "Единая Россия" имеет в Думе конституционное большинство и обычно делает то, что ей поручает Путин.

Объекты, которые имеют стратегическое значение, могут снова отойти государству, говорит Олег Морозов, вице-спикер Думы и один из руководителей партии. Он особо выделяет желательность этих шагов в нефтяном и газовом секторах. "Не в полном объеме, не вся газо- и нефтедобывающая промышленность, но месторождения, которые относятся к стратегическим", могут быть ренационализированы. Конечно, с выплатой компенсации.

Тема "национализации" популярна не только среди депутатов, но и, согласно опросам, среди населения. Так, примерно 80% россиян считает грабительской приватизацию девяностых годов, которая сделала из миллионеров миллиардеров благодаря их блестящим связям в Кремле.

И в самом деле, в сегодняшней России между бедными и богатыми пролегает пропасть. Более чем 30 миллионам человек приходится довольствоваться доходом ниже прожиточного минимума, а 36 миллиардеров всего за десять лет приобрели состояние в размере 110 млрд долларов.

В общей сложности, согласно исследованию Международного банка реконструкции и развития, судьбу сверхмонополизированной российской экономики определяют 23 крупнейших промышленных конгломерата.

"Рокфеллерам понадобилось три поколения, чтобы пройти путь от барона-разбойника через крупного предпринимателя до уважаемого бизнесмена. У меня на все три этапа ушло десять лет", - любил повторять Михаил Ходорковский, бывший глава нефтяного концерна ЮКОС, который сейчас находится под судом по обвинению в мошенничестве.

Вероятно, большинству россиян показалось, что он проделал этот путь слишком быстро.

Дебатами о национализации Путин угрожает экономическому росту. "Андрей, скажи нам, кто следующий?" - это вопрос, на который приходится отвечать советнику Путина по экономическим вопросам Андрею Илларионову. Поскольку не прекращаются разговоры о черном списке с именами пятнадцати ведущих предпринимателей, которых может постичь судьба Ходорковского.

Российская экономика развивается динамично. В этом году рост ВВП составит примерно 7%. Задача, поставленная Путиным: удвоить ВВП к 2010 году - честолюбива. Между тем рост обусловлен высокими ценами на нефть. Нефть - это проклятие и благо российской экономики: хотя нефтедоллары пополняют казну, они же поощряют лень. Другие отрасли промышленности страдают от высоких цен на нефть.

"Политическая стабильность, последовательное осуществление экономических реформ, увеличение прозрачности и надежности, заметный рост экономики, а также новое поколение прекрасно образованных молодых людей и изменения в культуре предпринимательства - это база для экономического присутствия в России", - восторженно сказано в годовом отчете Союза немецкой экономики. Однако в неофициальных беседах чаще слышишь иное: "Сейчас мы не чувствуем себя здесь достаточно уверенно".

Дискуссии об экспроприации ведутся на фоне борьбы вокруг крупнейшего российского нефтяного концерна ЮКОС. Кремль оказывает на ЮКОС непомерное давление. Он натравливает на концерн прокуратуру и налоговые органы. После предъявления оспариваемого требования об уплате дополнительных налогов в размере нескольких миллиардов предприятию уже непосредственно угрожает национализация.

Именно ястребы из ФСБ, которые являются соратниками Путина, считают влияние государства на экономику слишком незначительным. Нефтяной сектор, контролируемый на государственном уровне, думают они, будет работать эффективнее, чем частное предприятие.

"Вздор, - возражает Христоф Рюль, главный экономист Международного банка реконструкции и развития в России. - Наши исследования доказывают, что даже олигархи ведут хозяйство лучше, чем государство. Предпринимателя хуже российского государства не придумаешь".

Эксперты в области экономики вроде Рюля советуют правящей верхушке, если она хочет сломить всевластие олигархов, меньше уделять внимания вопросам национализации, а вместо этого побеспокоиться о принятии антитрестовских законов и их энергичном воплощении в жизнь.

Российское антимонопольное ведомство должно получить широчайшие полномочия. Благодаря строгим антитрестовским законам и их решительному применению правительству США в конце XIX века удалось заставить американских "баронов-разбойников" следовать государственным правилам игры. Путин, полагает журнал Economist, выбрал другой путь - более подходящий для феодализма, чем для демократии. "Пусть законы будут слабыми. Самое действенное - дамоклов меч, висящий над головой".

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru